Лого Вера Православная
Сайт создан по благословению настоятеля храма Преображения Господня на Песках протоиерея Александра Турикова

Система Orphus







Училище благочестия

«Живый в помощи Вышняго…»

«Живый в помощи Вышняго, в крове Бога Небеснаго водворится», сказал пророк Давид о том, что изведал на собственном опыте: тот, кто надеется на помощь Божию, будет сохранен под покровом Божиим от любой беды.

Девяностый псалом имеет великую силу, эта молитва - мощное ограждение от любого зла, и от недобрых людей и от бесов.

Блаж. Феодорит пишет: "Сей псалом учит, что сила упования на Бога есть необорима: ибо блаженный Давид, прозря издали духовными очами, что имело быть при блаженном Езекии и, увидев, как он в надежде на Бога истребил войско Ассириан, написал сей псалом в наставление людям о том, сколько благ доставляет упование на Бога".

Рассказ солдата Великой Отечественной войны

Когда началась война, меня забрали в армию и, наскоро обучив, отправили на передовую. В первые месяцы 1941 года немцы быстро наступали, окружали и уничтожали много русских частей. Также произошло и с нашей частью: она была окружена и разбита. Вместе с моим товарищем мне пришлось выходить из окружения, шли всегда ночью, а днем отсыпались. И вот вечером зашли мы в одну деревню, в которой не было немцев, и решили заночевать. Ночью, пока мы с товарищем спали в одной хате, село окружили немцы. Из окна было видно, как колонна танков прошла по улице, потом проехали мотоциклисты, после всех появились автоматчики с собаками. Бежать было поздно, да и куда бежать, всё село окружено.

Немцы заходили в каждую хату. Тех, кто выскакивал на улицу, сразу же убивали, если кто стрелял из окна, то сжигали хату вместе со всеми, кто там был. Да и что сделаешь с винтовкой против автомата. Тех, кто выходил с поднятыми руками, выводили и увозили в грузовиках.

Мы вместе с товарищем попытались спрятаться в хате под кроватью, я лежал с краю, а товарищ спрятался за моей спиной у стенки. Понимая, что могу погибнуть, я стал вспоминать молитвы, но все молитвы, которым меня учила мать, от страха забыл и ничего не помнил, кроме начала: «Живый в помощи Вышняго…» «Живый в помощи Вышняго...» - я только и повторял про себя. Когда немцы вошли в хату и стали делать обыск, я продолжал повторять про себя эту молитву «Живый в помощи Вышняго…»

Что же немцы? Зашли, начали всё обыскивать, заглянули под кровать и вытащили того, кто лежал ближе к стенке у меня за спиной, а меня оставили, как будто это был не я, а мешок или пустое место - совсем меня не заметили. Товарища вывели во двор и расстреляли.

Потом, прочесав село, немцы уехали. Я же лежал до ночи, без конца повторяя: «Живый в помощи Вышняго…» и ночью ушел из этой деревни в лес. Потом, в первой же деревне, где была церковь, попросил дать мне нательный крест, и одел его на себя, и долго стоял в храме, благодаря Бога за свое спасение от верной смерти.

Потом у верующих людей достал Псалтирь и переписал весь псалом 90 «Живый в помощи Вышняго». Потом выучил его наизусть. Всю войну прошел, каждый день читая эту молитву, и живым вернулся домой».


«Молитва за Богом никогда не пропадает»

Из воспоминаний Зинаиды Владимировны Ждановой

«Меня арестовали 6 января 1950 года. Обвинили по пятьдесят восьмой статье – «церковно-монархическая группа». Тяжко было, надо было отстаивать невинные души. …

Много чудес было на следствии... Ко мне был приглашен гипнотизер, и один протокол я подписала под его воздействием. Страшно вспомнить. Он все время требовал смотреть ему в глаза и повторял: "Вы виновны, вы виновны!" Я чувствовала, что падаю в бездну и какую-то огромную вину. Когда меня вызвали подписать копию протокола, я себе не поверила - ложь на брата, только что вернувшегося с войны, и многое другое. Я зачеркнула свою подпись. Понимала, что это опять может повториться. Молилась, просила помощи и вдруг вспомнила: против гипноза надо читать псалом девяностый "Живый в помощи Вышняго..." В камере нашлась женщина, которая знала этот псалом наизусть, и целый день я его запоминала. Ночью опять меня вызвали, опять тот же человек требовал смотреть ему в глаза. Я без страха смотрела и читала псалом. Гипнотизер вышел из себя, кричал, так что вены от напряжения вздулись на лице и руках, клал мне руки на плечи. Наконец, весь в поту, повалился на кожаный диван и сказал: "Я ничего с ней сделать не могу".

После тяжелейшего допроса я оказалась лежащей на полу в кабинете следователя... Сознание возвращалось медленно, в веках чугунная тяжесть, до слуха еле-еле доносились звуки. Видимо, был вызван врач - я ощущала на голове добрую руку и услышала слова: "Что вы с нею сделали!" Наверное, мне был сделан укол. Меня посадили на стул. Потом два солдата волокли меня, взяв под руки, по коридору, как сноп соломы. "Так тебе и надо, конторе!" Бросили меня в камеру-одиночку поперек железной кровати, голова свесилась вниз, и ушли. У меня не было сил пошевелиться, кровь прилила к голове, а поднять ее на кровать не могу. Только одна мольба в сознании: "Помоги, помоги, Господи!" И тогда я услышала строгий голос: "Помни, Бог поругаем никогда не бывает. Милость Божия всегда пребывает с человеком, молитва за Богом никогда не пропадает". С трудом я все-таки подняла голову на край кровати и забылась. Сколько я тогда так пролежала, не помню. И после много страшного мне пришлось пережить в тюрьме и в лагере».

(Из кн.: О жизни и чудесах блаженной Матроны. Даниловский благовестник, 2017)


Чудо на Кавказе

В 1960 годы при Н. Хрущёве органы КГБ, при содействии армии, планомерно прочесывали Кавказские горы – вылавливали всех, кто там укрывался, в основном монахов, и отправляли в исправительные лагеря.

Один офицер, член партии, начальник крупного вертолетного соединения, имел большой опыт полётов в горах, где от летчиков требуется особое мастерство. Ему дали задание следить за группой монахов. С воздуха по рации он наблюдал за монахами и сообщал о всех их передвижениях, а солдаты на земле окружили их, прижимая к обрывистой вершине, у которой они надеялись их настигнуть и арестовать.

Охота за монахами уже шла несколько дней и приближалась к концу. Деваться монахам было некуда, они поднялись на самую вершину горы, сзади их догоняли солдаты с собаками, а впереди зияла бездонная пропасть. Вертолет офицера завис прямо над монахами, летчик давал им понять, что всё кончено. Внезапно внизу начало происходить что-то необычное. Монахи все разом встали на колени и долго молились, потом встали и подошли к краю пропасти. «Неужели будут прыгать? Это же верная смерть! Что, разве они решили покончить самоубийством?» - с досадою подумал офицер.

Но в это время один из монахов перекрестил и благословил пропасть большим крестом и шагнул первым прямо в пропасть!

Но не упал, а почему-то, каким-то чудом, потихоньку пошёл по воздуху, как по дорожке, а за ним шагнули и пошли также по воздуху и другие монахи.

Так они спокойно и медленно шли друг за другом, поднимаясь вверх, и скоро скрылись в туче.

На летчика это произвело такое сильное впечатление, что он даже потерял контроль за управлением своей машины и упал на поляну, где его нашли и подобрали солдаты. Через несколько месяцев, когда он поправился, его вызвали в спецчасть для объяснения. Вместо ответа он положил на стол партийный билет и попросил уволить его в запас. Затем он принял крещение.

…Мне рассказали эту историю в храме, где этот офицер был прихожанином. Я попросил показать мне его. Он скромно стоял у стены, в глубине храма, и сосредоточенно, благоговейно молился…

 (Журнал «Православная Русь».

Изд. Свято-Троицкого монастыря (Джорданвилль))



При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна





Яндекс.Метрика