Лого Вера Православная
Сайт создан по благословению настоятеля храма Преображения Господня на Песках протоиерея Александра Турикова

Система Orphus







Патриотизм



1. Понятие патриотизма
2. Священное Писание о патриотизме
3. Святые отцы о патриотизме
4. Соборные документы Церкви о патриотизме
5. Любовь отечеству и стремление к Царствию Небесному  

1. Понятие патриотизма

Патриотизм (от греч. patriótes — соотечественник, patrís — родина, отечество) – любовь к своему отечеству и народу, преданное служение его интересам, основанные на сознании своей нравственной ответственности за судьбы отечества.

Митр. Филарет (Вознесенский) в своём Нравственном богословии пишет об отношении патриота к родному народу:

«С этим народом он связан всеми своими государственно-политическими и гражданскими обязанностями. И культура, обычаи, все отличительные черты его родного народа, а в особенности его святыни, являются для него также "своими", "родными". Он привязан к своему народу, к своей родине, он их любит, и эта любовь к родине и есть тот христианский патриотизм…»

В общественных кругах, чуждых христианству, патриотизм зачастую понимают неверно, как гордость своим народом. Основанное на слепых страстях гордости и самолюбования, такое искажённое понимание патриотизма становится почвой для развития других страстей - превозношения над людьми других национальностей и ненависти к ним. Это может привести к национализму и порой даже к нацизму, ко множеству бед, раздоров, убийств и войн. Такое мирское понимание патриотизма можно назвать душевным и плотским, в отличие от духовного понимания, свойственного православию.

Митр. Филарет (Вознесенский) пишет об искажении понятия «патриотизм»:

"Но, конечно, христианский патриотизм чужд тех крайностей и ошибок, в которые впадают люди, именующие себя "патриотами". Христианин-патриот, любя свой народ, не закрывает глаза на его недостатки и трезво смотрит на его национальные свойства и характерные черты. А поэтому он никогда не согласится с теми патриотами, которые все родное (даже национальные пороки и недостатки - пьянство, ругань и т.д.) склонны возвеличивать и считать законным и хорошим. Они не замечают того, что это уже не патриотизм, а вздутая национальная гордость, т.е. тот грех, против которого так сильно борется христианство. Нет, истинный патриот не закрывает глаз на грехи и недуги своего народа - он видит их, скорбит о них, борется с ними и кается пред Богом и другими людьми за себя и свой народ. Кроме того, христианский патриотизм совершенно чужд ненависти к другим народам. Если я люблю свой народ, то почему же я должен не любить Китай, Турцию или любую другую страну и народ (хотя бы и еврейский)? Это было бы нехристианским чувством. Нет, дай Бог и им всякого благополучия и успеха, ибо все мы люди - дети одного Отца".

Патриотизм христианина основывается на исполнении Божиих заповедей о любви к ближним. Поэтому это не слепая, тешащая самолюбие, любовь, а духовная: чуждая страстям, она исходит из любви к Богу, чувства благодарности к ближним (соотечественникам) и направлена на исполнение долга по отношению к родной стране. Такой человек видит свой долг прежде всего в христианской любви к ближним, подчинении властям во всём, что не противоречит вере, честном труде на благо родины, в содействии её духовному процветанию и в готовности защищать её от любых несчастий.

Такая любовь к отечеству не только не препятствует любви к Богу и духовному совершенствованию христианина, но и является необходимым условием и первого, и второго, так как она основана на исполнении евангельских заповедей. Христианин-патриот понимает, что, не любя своих ближних, своих соотечественников, он обличается Апостолом: «Кто говорит: "я люблю Бога", а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего» (1 Ин. 4, 20-21). 

При этом его патриотизм не становится препятствием для любви к представителям любого другого народа, так как для христианина по закону любви к ближним «нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (Кол.3:11).

Священномученик Михаил Чельцов пишет об этом:

«Принимая и утверждая патриотизм, христианство старается дать ему надлежащее растолкование, оградить его от не свойственных ему наслоений. По человеческой страстности и ограниченности мы нередко самое доброе явление искажаем, истинному даем неправильное освещение. И под патриотизмом мы мыслим нередко исключительную любовь к своему народу, при которой все свое без всякого разбора огульно почитается за истинное, доброе, красивое, а ко всему чужому, иноземному проповедуется вражда и отрицание. Такого патриотизма христианство признать не может...  

Всякая воинственная и национальная исключительность, желание роста и благоденствия своему народу в ущерб другим народностям, а тем более проповедь вражды и ненависти к последним, – все это недостойно христианина-патриота. Это свойство ложного или узкого патриотизма, христианством осуждаемого как порождение эгоизма и отрицание любви ко всем людям... 

Царствие Божие едино; но это не единство монотонности и простой нивелировки всех, а единство разнообразия народных личностей. В Церкви Божией, действительно, нет ни эллина, ни иудея, ни раба, ни свободного, т.е. нет различения по племенам и разным цензам; но иудей, как и эллин, в ней так и остаются с их принадлежностью к известному народу, с их работой в известной области человеческой культуры и просвещения, с их национальными особенностями. Церковь христианская, хотя и не знает временных и случайных человеческих перегородок, но оставляет за каждым его законное право быть личностью с ее отличительными духовно-нравственными особенностями. И Христос Спаситель, призывая все народы в Царствие Свое, ни от кого не требовал перестать быть членом своего отечества и сделаться евреем или греком или каким-либо отвлеченным общечеловеком. 

Так с какой бы стороны ни подошли мы к христианству, отовсюду видим полную приемлемость им патриотизма. Патриотизм, будучи явлением законно-человеческим, в то же время есть явление и вполне христианское».

Архимандрит Рафаил Карелин
пишет о христианском патриотизме:  

"В слово патриотизм люди влагают неодинаковое содержание и смысл. Естественно любить своих родителей, свой родной дом, свое отечество, но главное любить по-христиански. Любовь к своему народу не должна быть ограничением той любви, которую Господь заповедовал иметь к каждому человеку как своему ближнему, независимо от национальных и других различий. Каждый народ входит в общую семью человечества, в семью нашего прародителя Адама, поэтому люди разной национальностей по крови родственны друг другу. Гуманизм говорит об абстрактной любви к человечеству, где люди сливаются в какое-то аморфное пятно, и ради этой абстракции считают себя вправе прибегать к насилию и жестокости над реальным человеком. Либералы вообще спекулируют словом "любовь"; для них любовь это солидарность в общем грехе. 

Какие особенности христианской любви? - Она конкретна; она начинается с тех, кто находится рядом с нами. Люди, с которыми мы имеем контакт - это школа нашей любви; затем, христианская любовь справедлива, она не наделяет тех, кого мы любим, какими либо привилегиями. Поэтому любовь для христианина не может противостоять нравственности, напротив, она является вершиной нравственности. 

Здесь надо быть осторожным, чтобы естественный патриотизм не перешел бы в жестокий национализм или в гордое самозваное мессианство. Надо помнить, что события, происходящие вокруг нас, это не только воля отдельных личностей, но воплощение и реализация добра и зла, накопляемого человечеством, то есть отражение на земле некоего духовного плана. Поэтому христианский патриотизм это борьба за нравственность и духовность народа, другими словами патриотизм – это церковность, через которую начинается преображение человека, а через человека – преображение истории. Нравственность - это ключ к замку истории, который нельзя разбить ударом лома. Сама любовь, если она правильна и не подчинена страсти, подскажет человеку, как поступать ему в конкретных случаях."  

2. Священное Писание о патриотизме

1. Пятая заповедь Закона Божия гласит: 

"Чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будет, и да долголетен будеши на земли" (Исх. 20, 12). 

Пространный катехизис, составленный святителем Филаретом, митрополитом Московским объясняет, что эта заповедь включает и любовь к отечеству : 

"550. Пятая заповедь предписывает особые обязанности по отношению к родителям, учит почитанию их: почтительно обходиться с ними; повиноваться им; питать и покоить их во время болезни и старости; после их смерти, также как и при жизни, молиться о спасении их душ...

555. В пятой заповеди под наименованием родителей следует понимать всех, кто в разном отношении бывает для нас вместо родителей. 

556. Вместо родителей для нас являются: Отечество, потому что оно есть великое семейство… 

558. Наша любовь к … Отечеству должна простираться до готовности отдать за них свою жизнь (см. Ин.15:13)".

2. "Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих" (Ин. 15,13).  

3. «Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22, 37-39).

4. Следуя изъяснению пятой заповеди Закона Божия, любовь к родине предписывается и заповедью апостола Павла: 

"Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного" (1 Тим. 5,8).

Священномученик Михаил Чельцов поясняет широкий смыл этой заповеди о любви к ближним: 

«И Христос Спаситель, говоря об универсальности заповедуемой Им любви, не только нисколько не говорит против патриотизма, но дает ему ещё новые, более глубокие обоснования. 

Сводя весь закон к двум заповедям – любви к Богу и любви к ближнему, – Спаситель по различным поводам и во многих изречениях уясняет, кого же нужно разуметь под этим ближним. Не приводя много, ограничимся Его прямым ответом на прямо поставленный ему со стороны одного законника вопрос: кто мой ближний? Ответ Спасителем дан в притче о милосердом самарянине (см. Лк. 10,30–39), и сущность его сводилась к положению, что ближним своим мы должны считать всякого человека, который нуждается в нашей помощи, кому мы можем оказывать нужные, полезные ему услуги. А их мы можем оказывать прежде всего и естественнее всего тем, кто пространственно к нам ближе, т.е. нашим родным, нашим согражданам, нашим соотечественникам. Мы знаем их горе и нужду, нам известны их потребности и запросы; мы знаем, следовательно, кому и в чем мы можем оказать помощь и услугу, в чем выразить любовь нашу. И любовь здесь изливается не в неведомое пространство куда-то, а на определенные объекты; она здесь является не любовью словом или языком, но самим делом (1 Ин. 3,18). Только выражая её по адресу близких нам родных, сограждан и соотечественников, мы можем и жизнь нашу отдать, зная, за что и почему мы жертвуем собою, и, сознавая, что на благо другому, а не на вред обществу мы делаем те или иные дела благотворения. Принявши все это во внимание, мы можем понять и оценить всю строгость приговора апостола Павла, высказанную им в послании к Тимофею: “если кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного” (1 Тим. 5,8). Среди ближних наших – родных, сограждан, соотечественников – мы, прежде всего, и более всего можем иметь и врагов себе. По слову Спасителя, “враги человеку – домашние его” (Мф. 10,36). С ними мы постоянно сталкиваемся, им наносим ущерб, от них терпим неприятности, и к любви к ним особенно усиленно призывает нас Спаситель. И если мы победим врагов из среды ближних наших, мы не найдем в сердце своем гнева и к дальним; и если разовьем, разогреем любовь к своим согражданам и соотечественникам, то для нас, естественно, не будет ни эллина, ни иудея, ни раба, ни свободного; если мы разделения победим среди своих ближних, то не найдем для себя возможным прилагать и развивать их и к иноплеменникам нашим. Любовь ко всем это ветвистое дерево, ствол которого корнями любви упирается внутрь сердца каждого и первые ростки которого непременно проявляются ещё в семье и среди общества ближних...»

5. «Кто говорит: "я люблю Бога", а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего» (1 Ин. 4, 20-21).

6. Св. Феофан Затворник изъясняет и другие заповеди, предписывающие служение отечеству:

"Когда Господь говорит: “воздадите кесарева кесареви, и Божия Богови” (Мф. 22,21), то внушает, что совмещать сие обоюдное служение не только можно, но и должно. Свойство же самого дела показывает, что как тело есть орудие, посредством которого душа обнаруживает свои внутренние действия: так и общество и служение в нем есть лучшее поприще для раскрытия и обнаружения невидимого духа благочестия, и не для обнаружения только, но вместе для образования и укрепления. В сем несомненно уверимся, если внимательнее рассмотрим учение Апостольское о служении общественном (Рим. 13,1–8)..." 

"1 Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены.
2 Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение.
3 Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее,
4 ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое.
5 И потому надобно повиноваться не только из страха наказания, но и по совести.
6 Для сего вы и подати платите, ибо они Божии служители, сим самым постоянно занятые.
7 Итак отдавайте всякому должное: кому подать, подать; кому оброк, оброк; кому страх, страх; кому честь, честь.
8 Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви; ибо любящий другого исполнил закон" (Римл. 13).

7. Апостол Павел даёт нам в своих посланиях образец патриотизма, любви к своему народу:

«1 Истину говорю во Христе, не лгу, свидетельствует мне совесть моя в Духе Святом, 
2 что великая для меня печаль и непрестанное мучение сердцу моему: 
3 я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти, 
4 то есть Израильтян...
» (Римл. 9). 

Св. Феофан Затворник поясняет эти слова, выражающие любовь апостола Павла к своему роду:

«Апостол … сказал так, выражая свою крайне сильную любовь к роду иудейскому. Если бы можно было такою жертвою устроить спасение братий моих, то я готов на нее. … Он показывает этим только великую любовь и приверженность к роду своему» (Амвросиаст). И однако же, это были не слова только, но искреннее, из глубины души исходящее желание, — желание безвозвратное. Будь возможно желаемое им, он готов был в самом деле на предлагаемую жертву. …К показанию сильной любви надлежит относить и слова: сам аз, — то есть тот самый я, который пред сим свидетельствовал, что ничто не может отлучить меня от Христа, теперь сам желаю отлучения от Него, лишь бы спаслись братия мои. Блаженный Феодорит пишет: «весьма кстати Апостол внес и сие: сам аз, — напоминая сказанное уже о любви ко Христу и как бы так говоря: я, которого «ни жизнь, ни смерть, ни настоящая, ни грядущая, ни ина кая тварь не возмогут разлучити от любве Божия, яже о Христе Иисусе», весьма охотно разлучился бы со Христом ради спасения иудеев». 

Но, говоря, что он готов отлучен быть от Христа «по братии своей и сродницех своих по плоти», не подает ли Апостол мысли, что он любит род свой больше Христа и его предпочитает Господу? То правда, что «словами: «по братии моей, сродницех моих по плоти» — Апостол указывает на самую нежную и пламенную любовь свою к иудеям» (блаженный Феофилакт). Но самая любовь-то сия в каком духе и в силу чего имеется? В духе Христовом, в силу любви ко Христу, в желании все принести в жертву для славы имени Его. «Итак, причиною сего опять тот же возлюбленный Иисус» (святой Златоуст). «Явно потому, что Апостол не предпочитал иудеев Спасителю, а изъявляя только любовь и приверженность свою к ним, сказал это, желая увидеть, чтобы все покорились и охотно приняли спасительную проповедь» (блаженный Феодорит). «Как Моисей по-видимому ходатайствовал за иудеев, но все делал для славы Божией и говорил: прекрати гнев, дабы не сказали, что Ты не мог спасти и «извел погубити их в пустыни» (ср.: Втор. 9, 28); так и Павел говорит: я желал бы отлучен быть, только бы не сказали, что обетование Божие осталось без исполнения, что Бог не устоял в обещании и слова своего не привел в действие» (святой Златоуст). 

Место это подробнее излагает Фотий у Экумения. Приводим его слова, не желая лишить читателей удовольствия слышать сего премудрого учителя. «Тот, кого ничто не может разлучить от любве Божия, ни смерть, ни живот, ни тамошнее, ни здешнее, ничто, что бы кто ни придумал, — ибо для этого помянул он и об Ангелах и Силах, о глубине и высоте, — кого ничто не может разлучить, тот как сам произвольно отступает? И это за сродников по плоти? И не просто отступает своею волею, но сильно желает, ищет и молится отлучен быть от любве Христовой? Что же это такое? Как согласить несогласующееся? Во-первых, скажем, что сказанное не противно одно другому. Ибо не противно любить Христа так, чтобы ни по причине мук, ни по причине предлагаемых благ не отступать от любви к Нему и любить ближних так, чтобы спасение их почитать равным собственному своему спасению, и даже большим его. Это не противоположно, а очень согласно между собою. Ибо любящий брата своего любит и Господа, и наоборот (см.: 1 Ин. 4, 20 - 21). «О сем разумеют eси, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою» (Ин. 13, 35), — говорит Господь. И сам Павел пишет в другом месте: «исполнение закона любы есть» (ср.: 13, 10). И опять Господь говорит о любви к Богу и ближнему: «в сию обою заповедию весь закон и пророцы висят» (Мф. 22, 40), показывая, что любовь есть глава и источник всех дел любительных и к Богу, и к ближнему — совместно. Это так, скажет кто; но здесь он любовь к ближнему предпочитает любви к Богу и молится отлучену быть от Сего, да тех приобрящет. Христос же говорит: «любяй отца или матерь паче Мене несть Мене достоин» (ср.: Мф. 10, 37). Но то, что говорит Апостол, не означает, что он любит ближних паче Христа. Ибо чего хочет любовь его к ним? Того, чтобы присвоить их Христу. Где же тут любовь к ним паче любви ко Христу, когда он и тех ревнует привлечь в любовь ко Христу и покорность Ему? Нет; он здесь показывает, что имел преимущественную любовь ко Христу, потому что и других ревновал привлечь к Нему. Было бы так, скажешь, если бы он не отлучал себя от Христа. Да он и не отлучал; ибо не этого собственно желал, но, горя пламенною ко Христу любовию, ревновал привить к Нему всех, паче же иудеев. И, сие-то представить желая, говорит, что если бы возможно было моею погибелию прославиться паче Христу и спастися иудеям, то я не отказался бы от такой жертвы: «молилбыхся», — если бы это было уместно, если бы принято было мое предложение, если бы кто уступил моему выбору. Чего желал бы ты (слышит будто он): отлучену ли быть от Христа, чтобы весь народ иудейский соединился с Ним, и чрез то паче прославился Христос и исполнились обетования Отца, — или пребыть в единении с Ним, а народ иудейский оставался бы в отчуждении от Него и противлении Ему, — и по причине того хулим был Христос? Если бы это, говорит, предложено было мне; то я предпочел бы славу Христову и спасение многих собственному спасению. Видишь ли преизбыточество любви ко Христу? … представляет доказательство ее из не сущего, из мысленно предполагаемого: за славу Христову и за обращение иудеев я предположительно поверг бы долу и собственное свое спасение. Но, отлучен быв от Христа, и за славу Христову, и соединение с Ним иудеев, Павел опять соединился бы и сочетался бы с Ним, как младенец с материю… и таким образом сам опять бы спасся, Христос же наипаче прославился, народ иудейский спасся и обетования ему и заветы с ним пришли бы к концу. … Так и для сей цели отлучая себя, он не был бы отлучен, но паче соединен».

Священное Писание содержит и другие образцы патриотизма. Об этом пишут святые отцы:

Святитель Иоанн Златоуст:

«Иудеев однажды постигла жесточайшая война. ... В это время Давид пришел от (стада) овец в воинский стан, и, не смотря на свой возраст, и неопытность в военных трудах, взял на себя войну за всех и совершил подвиги, превзошедшие всякое ожидание. …Давиду не было никакой настоятельной нужды, напротив – его многие удерживали … и однако, не будучи вызываем никакою необходимостью, а совершенно сам собою воспламенившись божественною ревностию и любовию к отечеству, он безстрашно устремился на врагов…»

Священномученик Иоанн Восторгов:

«Безумные и слепые! Но почему же тогда исключать любовь к родным, к своему народу и своему отечеству? Разве это не люди? Разве они исключены из области проявлений и приложения альтруизма? Почему же нужно запрещать патриотизм? Дают жалкий и лживый ответ: "Патриотизм есть человеконенавистничество". Но разве, в самом деле, патриотизм есть ненависть ко всем народам, кроме своего? Разве Спаситель, плакавший о родном Иерусалиме, не любил всех людей? Разве апостол Павел, любивший такою крепкою любовью народ свой, был человеконенавистником? Разве преподобный Сергий, горячий русский патриот, как великий христианин, был чужд духа любви? Послушайте голоса природы и здравого разума; он говорит вам, что нельзя любить человечество, понятие отвлечённое: человечества нет, есть отдельные люди, которых мы любим; что нельзя любить того, кого мы знаем и с кем живём, так же, как и того, кого мы не видели никогда и не знаем». 

«Нередко приходится встречать и слышать даже и теперь самоуверенно высказываемое мнение о том, что патриотические чувства или несовместимы с религией и христианством, или, по крайней мере, стоят от христианства особняком и в стороне. Нередко и нам, пастырям Церкви, приходится слышать укоры, упреки и обличения в том, что мы в слове церковном говорим не только о вопросах “чистой религии”, но и о вопросах, связанных с патриотизмом и “политикой”. “Не ваше дело, – пишет мне некто по поводу последних наших бесед о бывших в Москве печальных событиях погрома и грабежей, – не ваше дело оценивать общественные события, говорить за или против них; учите вере; хочется видеть в каждом священнике только апостола Павла; будьте же таким Павлом, который не знал ни эллина, ни иудея”. 

Но знают ли, наконец, апостола Павла и читали ли его священные послания те, кто на него так уверенно ссылается? Если бы знали и читали, то именно в лице этого святого апостола увидели бы они образ истинного и горячего патриота! В текущие дни, по уставу церковному, возглашаются в храмах чтения из послания святого апостола к Римлянам. Вот что мы там слышим: “Истину говорю во Христе, не лгу, свидетельствует мне совесть моя в Духе Святом” (Рим. 9, 1) – так необычно, клятвой именем Христа и Духа Святого и собственной совестью, начинает апостол свою речь. В чем же он клянется? Клянется в любви, в благоговейной и воодушевленной любви к своему народу: “...великая для меня печаль и непрестанное мучение сердцу моему: я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти, то есть израильтян, которым принадлежат усыновление, и слава, и заветы, и законоположение, и богослужение, и обетования; их и отцы, и от них Христос по плоти, сущий над всем Бог, благословенный во веки. Аминь” (Рим. 9, 2–5). “Братие! Желание моего сердца и молитва к Богу об Израиле во спасение. Ибо свидетельствую им, что имеют ревность по Бозе, но не по рассуждению” (Рим. 10, 1–2). Так велика любовь святого апостола к родному по плоти и крови народу; она не менее любви Моисея, который тоже просил Бога на Синае лучше его самого истребить от земли живых, лишь бы простить грех народа и помиловать его... 

В настоящее время все более и более научно выясняется и подтверждается тот факт, что главными виновниками и подстрекателями гонений на христиан в языческом римском государстве были не римляне, не правители римские, а именно евреи... Они же, проникнув своими темными влияниями и нечистыми путями во дворец Нерона, направили злобу и подозрительность этого жестокого императора на христиан Рима и, невзирая на защиту закона и суда кесарева, славившегося беспристрастием и справедливостью, после того как апостол Павел вполне оправдался от возводимых на него обвинений, все-таки вырвали у Нерона повеление казнить апостолов Павла и Петра. И такой-то народ все-таки любил святой апостол Павел, любил до самозабвения и полного самопожертвования!..»

Митрополит Филарет (Вознесенский):

«Самые главные данные в пользу патриотизма мы можем найти в Священном Писании. Еще в Ветхом Завете вся история еврейского народа исполнена свидетельством о том, как евреи любили свой Сион, свой Иерусалим, свой храм. Это был лучший образец истинного патриотизма - любви к своему народу и его святыням. И недаром наша христианская Церковь - это прославление евреями своих святынь взяла в свое богослужение (хотя, конечно, в несколько ином - христианском - понимании) и поет "благословен Господь от Сиона, живый в Иерусалиме. Аллилуиа". Особенно поразительный пример любви к своему народу в Ветхом Завете показал пророк Моисей. Когда-то - сразу после заключения завета с Богом - израильский народ изменил своему Богу и поклонился золотому тельцу. Сильно возгорелся тогда огонь правды Божией. Моисей стал молиться о согрешившем народе, не сходя 40 дней и 40 ночей с горы, на которой он молился. Господь отвечал: "Оставь Меня, не удерживая, да воспламенится гнев Мой на них, и истреблю их". Замечательно в этих словах Божиих свидетельство о силе молитвы праведника, которою он, по смелому выражению Иоанна Златоуста, как бы связывает Бога! - Еще пламеннее стал молиться великий пророк - и, наконец, воскликнул: "прости им грех их, а если нет - то изгладь и меня из книги Твоей, в которую Ты вписал"... "и послушал его Господь и на сей раз, и не восхотел погубить", говорит св. Библия. Разве это - не высочайший подвиг самоотверженного патриотизма?

Подобный же пример из Нового Завета мы видим в жизни великого апостола Павла. Никто не мешал ему в деле проповеди так злобно и упорно, как его соотечественники, не уверовавшие во Христа. Они ненавидели Павла, считая его изменником вере своих отцов. Что же говорит апостол об этих своих соотечественниках? А вот что: "Я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти, т.е. израильтян". Из этих слов мы видим его любовь к родному народу. Эта любовь была так велика, что он подобно Моисею, готов был даже пожертвовать своим личным вечным спасением (а не временною только жизнью) за спасение этого народа.

Но вот - пример Самого Спасителя. В Евангелии мы читаем, как Он говорил о том, что пришел, прежде всего - к своему народу. В другом случае Он, обращаясь к Иерусалиму, говорил: "Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков, и камнями побивающий посылаемых к тебе! Сколько раз хотел Я собрать чад твоих, как птица птенцов своих под крылья, и вы не захотели" (Лк.13:34-35). А когда Он ехал в Иерусалим под крики "осанна", когда весь народ ликовал в восторге, Спаситель плакал... Но плакал он не о Себе, а об этом Своем городе - о гибели тех, кто сейчас кричал ему "осанна", а чрез несколько дней будут кричать "распни, распни Его"... Так Сам Он любил свой народ - трогательной, глубокой любовью».

3. Святые отцы о патриотизме

Святые отцы понимали патриотизм как христианский долг, основанный на заповедях о любви к родителям и ближним, как неотъемлемую составляющую христианской нравственности, невозможной без добродетелей любви, благодарности и ответственности перед ближними.

Cвятитель Амвросий Медиоланский: 

«Справедливость же требует, чтобы мы прежде всего любили Бога, затем отечество, далее родных и, наконец, всех (остальных) людей. Учительницей в этом случае является сама природа, так как с самаго начала сознательной жизни, когда (в нас) только что начинают проявляться чувства, мы уже любим жизнь, как дар Божий, любим родственников, а затем равных нам (по положению), с которыми мы желали бы составить сообщество... 

И так ясно, что как эти, так и другия добродетели являются между собой тесно связанными. Ведь и храбрость, которая или защищает на войне отечество от варваров, или в обыденной жизни вступается за слабых или за товарища (при нападениях) разбойников, – исполнена справедливости...» (Об обязанностях священнослужителей, гл 27). 

Святитель Григорий Богослов: 

«Почитать матерь – дело святое. Но у всякого своя матерь, а общая для всех матерь – родина. Ее почтил ты, правда, блистательностью своей жизни во всех отношениях; но почтишь и еще, если теперь уважишь меня, вняв моей просьбе».

Святитель Василий Великий:

«Кто так любит отечество, как ты, который наравне с родителями почитаешь изведшую тебя на свет и воспитавшую родину, желаешь благ и вообще всему городу, и в частности каждому, даже не только желаешь, но подтверждаешь свои благожелания собственными делами? Ибо ты, с Божиею помощию, можешь делать подобные дела и, о, если бы при такой своей доброте мог и как можно долее делать их!»

«Приходящих с нашей родины делает достойными твоего внимания самое право родины, хотя по доброте своего нрава всех, сколько-нибудь имеющих нужду в твоей защите, принимаешь под свое покровительство. Поэтому и сына, вручающего твоему благолепию письмо сие, приими и как соотечественника, и как имеющего нужду в защите…»

Святой равноапостольный Косьма Этолийский: 

"Чада мои любимые во Христе, сохраняйте мужественно и бесстрашно нашу священную веру и язык наших предков, так как оба этих понятия – суть нашей любимой Родины и без них нация наша погибнет. Братья, не отчаивайтесь. Божественное Провидение хочет однажды ниспослать нашим душам небесное спасение, чтобы воодушевить нас на освобождение от того жалкого состояния, в котором мы сейчас пребываем". 

Святитель Нектарий Эгинский: 

"Посему надлежит вам и в деле всей жизни вашей явить себя достойными питомцами семинарии, истинными служителями Церкви и оправданий ее, испытанными борцами за Отечество. …Разразилась жестокая битва, и вам предстоит сражаться с многочисленными и влиятельными врагами Отечества. Ибо эллинский мир наводнен проникающими повсюду инославными миссионерами, а материалистический дух века сего стремится искоренить всякое понятие о правде и истине, добре и благочестии - все, с чем неразрывно связаны идеалы и духовная жизнь человека, истинное его счастье. Немало явилось и чудестранных претендентов на земли, издревле нами унаследованные, на земли, где испокон веков жил и трудился на благо человеческой цивилизации род эллинов. …. Враги многочисленны, но бесценное достояние наше, вера и Отечество, - все, что есть у человека самого дорогого, - обязывает нас мужественно и самоотверженно встать на защиту его от покушений и передать потомкам, могущим сохранить унаследованное". 

"Ныне Отчизна и Церковь более чем всегда нуждаются в мужах, преданных началам Креста, мужах неутомимых и живущих не для себя, но для народа и Церкви. На вас, возлюбленные ученики, взирают школа и народ, а Церковь наша ждет от вас патриотических усилий, утверждения делом и словом первооснов истины, первооснов справедливости, законов отеческих и церковных". 

Святитель Тихон Задонский:

«Видим, что когда человек или в воинство избирается, или на почетную должность какую-нибудь возводится, или к какому иному делу государеву определяется, – присягает и с клятвою обещается верно и праведно государю и обществу служить, и по чистой совести поступать… Тяжко грешат люди, которые присяги государю и обществу не хранят. Такие оказываются неверными сыновьями общества и более вредными для общества, чем даже внешние враги, и называются бесчестным именем – изменниками».

Святой праведный Феодор Ушаков говорил  в 1812 году, во время наполеоновского нашествия:

«Не отчаивайтесь, сии грозные бури обратятся к славе России. Вера, любовь к Отечеству и приверженность к престолу восторжествует. Мне немного остается жить – не страшусь смерти, желаю только увидеть новую славу любезного Отечества!» 

Святитель Филарет Московский:

«Худой гражданин земного отечества и небесного не достоин». 

«Преподобне Отче Сергие! От юности возлюбив отечество небесное, Ты однако и земного отечества не пренебрег, но возлюбил оное крепкою духовною любовью». 

«Посвятить себя подвигам за Царя и Отечество на жизнь и на смерть, – какое прекрасное, возвышенное призвание!»

«Наша любовь к Отечеству должна простираться до готовности положить за него жизнь свою (Ин. 15, 13)» 

"Добрая была мысль, посвятить храм Богу на месте, где столь многия тысячи подвизавшихся за Веру, Царя и Отечество положили временную жизнь, в надежде восприять вечную. Те из них, которые принесли себя в жертву, в чистой преданности Богу, Царю и Отечеству, достойны мученическаго венца, и потому достойны участия в церковной почести, которая издревле воздавалась мученикам, посвящением Богу храмов над их гробами. Если же некоторыя из сих душ, оставляя тело, понесли на себе некоторыя тяготы грехов, некоторыя нечистоты страстей, и, к своему облегчению и очищению, требуют силы церковных молитв и безкровной жертвы, за них приносимой: то, за свой подвиг, паче других усопших достойны они получить сию помощь".  

Святитель Феофан Затворник:

«Служа отечеству, мы сим самым служим Богу. Как же приходит некоторым на мысль, будто между сими служениями нет союза и будто посвятивший себя одному неизбежно оставит и забудет другое? Если здесь приносим мы благодарение Богу за прошедшие успехи в служении общественном и просим помощи на дальнейшее в нем преуспеяние, если, т. е., сие служение отсюда как бы исходит и сюда же возвращается, то когда действительно, может быть, кого отвлекает оно от служения Богу и ослабляет в ком дух благочестия: «не зависит ли это от вины нашей, а не от самого служения? Когда Господь говорит: “воздадите кесарева кесареви, и Божия Богови” (Мф. 22,21), то внушает, что совмещать сие обоюдное служение не только можно, но и должно. Свойство же самого дела показывает, что как тело есть орудие, посредством которого душа обнаруживает свои внутренние действия: так и общество и служение в нем есть лучшее поприще для раскрытия и обнаружения невидимого духа благочестия, и не для обнаружения только, но вместе для образования и укрепления. В сем несомненно уверимся, если внимательнее рассмотрим учение Апостольское о служении общественном (Рим. 13,1–8)...»

«...Таковы непреложные суды правды Божией! Итак, какой есть народ «хотяй живот, любяй дни видети благи: — Уклонися от зла, и сотвори благо» (Пс.33,13. 15). …будь смиренномудр и правдолюбив, возлюби Бога всем сердцем твоим, и святой вере Его будь предан всею душою. Господь не сокрыл, что особенно привлекает гнев Его, и основания судов Своих изобразил в слове Своем для того именно, чтоб все последующие роды видели, какими путями ходить должно и каких уклоняться. Итак, вот к чему обязывает нас наша любовь к отечеству! Вот чем можем мы засвидетельствовать искренность своего ему благожелания и готовность содействовать общему его благу! Благодарным исповеданием милостей к нам Божиих, преданностью Его премудрой и святой воле и ревностным исполнением Его заповедей. …слыша глас, призывающий к закону Божию, не ожесточим сердец наших; не дадим в себе места беззакониям. Любя отечество в Господе, «возненавидим злая: и Господь сохранит души наша и из всякой руки грешничи избавит нас» (Пс.96, 10). Аминь».

«Не погибель корабля ужасает, а участь бывших на нем. Станем мерить эту участь в отношении к участи вечной. Это главное. Эти люди исполняли свой долг. Военный долг не стоит ли в ряду Божиих, Богом определенных и Богом награждаемых? Да!... Теперь судите: люди, исполнявшие свой долг, внезапно захвачены смертью и отошли в иную жизнь. Как их там встретят? Конечно без укора...и как исполнителей своего долга... 

Говорит же Господь: в чем застану, в том и сужу... Смерть их была сладка или мучительна? Я думаю, что подобную мучительность испытывали только великие мученики... За что потерпели они эту мучительность? За исполнение долга. Так терпели и мученики... и, следовательно, скончавшиеся по причине крушения «Русалки» должны быть причисляемы к сонму мучеников». 

Святитель Игнатий Брянчанинов: 

"Господь наш Иисус Христос сказал: «Больше сея любви никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя» (Ин. 15. 13). Такую весомую любовь явил жизнию своею, доказал смертию своею почивший раб Божий, воин Константин: он положил душу свою за Веру, Царя и Отечество. Ныне он безмолвствует во гробе; но самое молчание его есть громкая, живая, убедительнейшая проповедь о вечной любви. 

Братия! Почившему витязю, принесшему себя в жертву любви, принесем посильный, прощальный дар любви: пролием теплейшие молитвы к Господу, да приимет и вселит душу раба Своего в горние обители вечного покоя…"  

«... сказанное мною сказано от искренней любви к Вам и от любви к дорогому Отечеству, которое жалею – жалею!» 

«Развивайте в русских воинах живущую в них мысль, что они, принося жизнь свою в жертву Отечеству, приносят ее в жертву Богу и сопричисляются к святому сонму мучеников Христовых».

«…В этом письме Петр … просит о переводе его в Ставрополь… Я ожидал этого от Петра, и радуюсь за него, потому что такой образ действия нравственно возвышает человека, упрочивает и изощряет его душевные силы; пред этими моральными сокровищами житейские выгоды – вздор! В Костроме ему было приятно жить потому, что в Вологде и по южному рубежу этой губернии живут наш отец и родственники, неслужащие или служащие на месте; собственно, служба, представляла мало пищи уму и особливо сердцу: в настоящее время упомянутые выгоды ничтожны в глазах всякого патриота. Благословляю Бога, даровавшего мне быть зрителем действий Ваших, которые возбуждают во мне чувство уважения, и откликающихся на них действий моего брата, которые меня утешают. Молю Бога, чтобы благословил труды Ваши по внутреннему управлению краем и благословил подвиг Ваш на поле ратном для истинного блага отечества...».  

Праведный Иоанн Кронштадтский: 

«Бог призывает вас к этому великому делу – благоустроения и умиротворения отечества. При этом помните, что отечество земное с его Церковью есть преддверие отечества небесного, потому любите его горячо и будьте готовы душу свою за него положить, чтобы наследовать жизнь вечную тамКто верен Богу, тот верен и царю". 

"Теперь приказано отпустить сто миллионов на постройку подобных панцирей [кораблей], а способных офицеров нет как и нет, а главное – охоты к делу, патриотизма да религии в будущих моряках не предвидится, и морские будущие чудовища опять обречены будут на истребление. Господа, извините, но послушайте болящего за флот постороннего человека. Приготовьте сначала любящих Россию и Бога и преданных всем сердцем делу офицеров, как в Германии и Англии". 

«Не стало у интеллигенции любви к Родине, и она готова продать ее инородцам, как Иуда предал Христа злым книжникам и фарисеям, уже не говорю о том, что не стало у нея веры в Церковь, возродившей нас для Бога и небеснаго отечества; нравов христианских нет, всюду безнравственность; настал, в прямую противоположность Евангелию, культ природы, культ страстей плотских, полное неудержимое распутство с пьянством; расхищение и воровство казенных и частных банков и почтовых учреждений и посылок; и враги России готовят разложение государства. Правды нигде не стало, и отечество на краю гибели. Чего ожидать впереди, если будет продолжаться такое безверие, такая испорченность нравов, такое безначалие?!»

Святитель Гурий Таврический: 

«Но христианин в апостольской заповеди может примечать и другое, гораздо высшее побуждение: это мысль о Боге, о том, что, служа Отечеству, мы служим Господу, и что Господь за верную службу готовит воздаяние... если несть власть, аще не от Бога, то нет такой и должности, нет такой и обязанности, усердное исполнение которых не вменялось бы нам как дело, угодное Самому Богу... Притом за усердную службу Отечеству Господь воздаёт нам вечными благами».

Преподобный Антоний Оптинский: 

«...Вы видите из высочайшаго манифеста, что все сословия в государстве приглашаются к содействию в столь критическом положении всего отечества. А посему, отбросив от себя женонравную робость, явите себя патриотом, готовым за спасение отечества не пощадить и своей души».

«…в обстоятельствах таковых малодушествовать не должно, но готовым быть за спасение отечества, пожертвовать собственным спасением, и тем показать себя патриотом, как и предки наши в 1612 и 1812 годах. Оставьте малодушие, и предайте себя во всем в волю Божию; ибо силен есть Господь сохранить Вашего супруга…»

Преподобный Амвросий Оптинский:

«Тогда как государственная власть отправляет воинов карать врагов дерзких и непокорных, св. Церковь, наоборот, внушает воинам не щадить своей собственной жизни, свою собственную кровь проливать за св. православную веру, державу, царя и дорогое отечество. Так она и молится в св. храмах за убиенных воинов: о упокоении душ всех православных воинов, за веру, царя и отечество на брани живот свой положивших».

Святитель Николай Японский:

«Наказывает Бог Россию, то есть отступил от неё, потому что она отступила от Него... Без Бога, без нравственности, без патриотизма народ не может самостоятельно существовать ...гнилой труп она по нравственности, в грязного скота почти вся превратилась, не только над патриотизмом, но над всяким напоминанием о нём издевается. Мерзкая, проклятая, оскотинившаяся интеллигенция в ад тянет и простой, грубый и невежественный народ... Душа стонет, сердце разорваться готово». 

Святитель Николай Японский писал своей японской пастве во время русско-японской войны: 

«Молитесь Богу, чтоб Он даровал победы вашему императорскому войску, благодарите Бога за дарованные победы, жертвуйте на военные нужды... сражайтесь не из ненависти к врагу, а из любви к вашим соотчичам... Словом, делайте всё, что потребует от вас любовь к Отечеству. Любовь к Отечеству есть святое чувство. Спаситель освятил это чувство Своим примером: из любви к Своему земному Отечеству Он плакал о бедственной участи Иерусалима. Но кроме земного Отечества у нас есть ещё Отечество Небесное. К нему принадлежат люди без различия народностей, потому что все люди одинаково дети Отца Небесного и братья меж собою. Это Отечество наше есть Церковь, которой мы одинаково члены и по которой дети Отца Небесного действительно составляют одну семью. Поэтому-то я не разлучаюсь с вами, братья и сёстры, и остаюсь в вашей семье, как в своей семье. И будем исполять вместе наш долг относительно нашего Небесного Отечества, какой кому надлежит». 

«В... газете плохой репутации по части правдивости, напечатано вчера, будто я “употребил 20 тысяч ен на подкуп шпионов из японцев в пользу России”. Так! Да я бы выгнал японца, если бы он и без всякого подкупа стал набиваться в пользу чужой для него России изменить своему собственному отечеству!» 

«Не ясно ли как день, что Православие не только не вредит патриотическому служению своему Отечеству, а, напротив, возвышает, освящает и тем усиливает его?» 

Святитель Тихон Патриарх Московский: 

«Вы отняли у воинов все, за что они прежде доблестно сражались. Вы научили их, недавно еще храбрых и непобедимых, оставить защиту Родины, бежать с полей сражения. Вы угасили в сердцах воодушевлявшее их сознание, что “больше сея любве никто же имать, да кто душу свою положит за други свои” (Ин. 15,13). Отечество вы подменили бездушным интернационалом, хотя сами отлично знаете, что когда дело касается защиты отечества, пролетарии всех стран являются верными его сынами, а не предателями» (Из Послания Патриарха Тихона Совету Народных комиссаров 13/26 октября 1918 года по поводу годовщины советской власти).

«Братие! Настало время покаяния; наступили святые дни Великого поста. Очиститесь от грехов своих, опомнитесь, перестаньте смотреть друг на друга как на врагов и разделять родную страну на враждующие станы. Все мы – братья, и у всех нас одна мать – родная Русская земля, и все мы чада одного Отца Небесного, Которого молим: «Отче наш, остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим». 

Священномученик Иоанн Восторгов:


«В тяжелые дни смуты умов и сердец и затемнения совести общественной, когда в учреждении, призванном явить голос всей русской земли, раздается слово поругания на самое чувство патриотизма, – отрадно припомнить преподобного отца нашего Сергия Радонежского и всея России чудотворца. 

Отрадно увидеть в нем, и подкрепить, и осмыслить, и подтвердить святость и незыблемость горячей любви к родине». 

«Изменились формы смуты, сущность же ее осталась та же, а опасность едва ли не страшнее. Но исцеления надо ждать от того же испытанного, историею оправданного и Патриархом Гермогеном указанного пути. Верность Церкви, родному народу, Царю Самодержавному; религиозное и патриотическое одушевление; объединение и слияние всех честных русских людей, без различия званий и состояний, в одном патриотическом движении, – великий союз взаимной любви всех классов и сословий народа; борьба с иноземщиной, жадно простирающей руки к русскому достоянию; послания, грамоты, кличи и призывы по всей Руси, разоблачающие гнусное лицемерие и пустоту душ нынешних “освободителей” России и нынешнего революционного движения, ознаменовавшего себя десятками тысяч убийств и грабежей, обманом и христоборством, низкою клеветою, клеветою на все родное и русское, предательством России и ее интересов иноземцам и инородцам; расширение и увеличение числа внутренней мощи наших патриотических мирных союзов, – вот путь, орудия и средства нашей борьбы, которая является, может быть, еще более тяжкою, чем борьба русских людей за веру и отчизну 300 лет тому назад. 

И ныне кругом – взаимный раздор, борьба партий, жадная корысть, интриги, братоненавидение. И ныне – падение веры, падение нравственности. И ныне лицемерие и коварство, низость и предательство, прикрываясь красивыми словами и мнимоблагородными побуждениями, желают отвести и устранить от патриотического подвига и Церковь, и духовенство, и служилых людей, чтобы себе захватить власть, силу и значение в Царстве и беспрепятственно поработить русский народ инородческому игу. 

И слышится из дали веков мощный заповедный голос великого Гермогена – “побороться за веру православную и отечество русское”: “Стойте за веру неподвижно, а я за вас Бога молю”. 

Слышишь ли ты нас, адамант веры и патриотизма, несокрушимый столп русской веры и русского национального чувства? Соболезнуешь ли горю русскому? Готов ли в помощь страдающей земной отчизне? Молишь ли Бога о прощении грехов народа нашего, навлекшего на себя праведный гнев Его?».

Священномученик Философ (Орнатский): 

«Мы были уловляемы в сети людей, сочувствующих преступлению, именно по нашей юности, а иногда и по недостатку авторитетного отрезвляющего голоса. Мы должны быть благодарны Господу Богу, что наши увлечения не пошли дальше сочувствия нигилизму. И эту благодарность мы должны засвидетельствовать вслух всей России, всего нашего Отечества. Будущее покажет, какими патриотами мы вышли из страшного испытания, – теперь же наше свидетельство должно быть свидетельством о том, что спасло нас».

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий): 

«Патриотизм – это любовь к своей Родине и своему народу. 

Патриотизм – это активное и благожелательное участие в исторических событиях, определяющих судьбы народа
».  

Святитель Иоанн Шанхайский (Максимович) писал 11 октября 1945 года, по окончании военных действий на дальнем Востоке: 

«Шанхайской пастве. Милостью Божьей прекратилось кровопролитие, длившееся в течение ряда лет, истязавшее почти весь мир и грозившее еще большими бедствиями. В дни, когда град наш будет торжествовать победу, не уподобимся неблагодарным исцеленным прокаженным, не возблагодарившим своего Целителя, но, вспомнив все события, бывшие недавно и могущие наступить в дальнейшем, обратимся с горячей молитвой к Промыслителю Богу, благодаря Его за сохранение нашей личной жизни, спасение града сего от ожидавшего его полного разрушения, освобождение Отечества нашего [СССР] и страны сей [т. е. Китая, освобожденного от японцев советскими войсками] от нашествия иноплеменников, одоление сопротивных и наступление мира. Вознесем усердные моления, да Господь Бог дарует ныне времена благоприятные, утвердив прочный мир на земле, а положившим жизнь свою за Родину и убиенным во брани – вечное Царствие Свое на небе». 

Святитель Иоанн Шанхайский даёт нам образец понимания патриотизма как служения отечеству ради служения Богу:

«Искание правды — основная нить жизни русского народа, и не случайно, что первый писаный свод законов, который должен был упорядочить жизнь, назван был «Русской Правдой». Но о небе, о Царстве Божием, думали не только те, кто уходил от мира и людей, все верующие русские люди понимали смысл жизни. Все, кто подлинно строил Россию как государство, живя в миру и исполняя свои обязанности, также почитали самым главным быть верными Божественному Царству и Божественной Правде.  

В России были князья, полководцы, хозяева, люди всех родов и занятий, но их основное понимание, и стремление, и смысл жизни было также стяжание Царствия Божия, причастность ему. ...Такие духовные вожди русского народа в своем стремлении к Царству Божию — лучшие выразители основной черты духовной жизни народа, основной силы, которая направляла историческую жизнь его. …

Отсюда жизненная сила России. Бедствия не поражают ее сердца. Татары спалили всю Россию. Пал Киев, и в тот же год поднимается Новгород и великий полководец и вождь русского народа благоверный князь Александр Невский поднимает русских людей на борьбу не с татарами, которые истязали тело России, а со шведами-католиками, которые, пользуясь бедой России, хотели захватить душу русских людей и убить духовную силу русского народа и России. Для Александра Невского надо было прежде всего сохранить ту духовную силу.  

История возвышения Москвы — яркое подтверждение той же мысли. В своем зарождении Москва — небольшое местное объединение. Но во главе ее стоят благоверные князья, усвоившие указанное православное понимание правды, и потому, когда святитель митрополит Петр сказал князю, что Москва будет возвеличена и сам святитель будет там жить и там же и погребен будет, если князь построит в Москве Дом Пресвятой Богородицы, то князь исполняет этот завет. Другими словами, святитель Петр сказал, что если ты будешь до конца верен Православию и прежде всего будешь искать Царствия Божия и правды Его, то сия вся, все мирское, житейское, государственное, приложатся тебе. Таков замысел Москвы… 

После Петра I общественная жизнь (в России) уклонилась от русского пути. Хотя уклонилась и не до конца, но она утратила ясность сознания правды, ясность веры в евангельскую истину: Ищите же прежде Царствия Божия и правды Его.  

Тяжкие страдания русского народа есть следствие измены России самой себе, своему пути, своему призванию. 

Русское небо, русские святые зовут нас быть с ними, как они с нами. Зовут приобщиться духу вечной жизни, и того духа жаждет весь мир. Восстановленная Россия нужна всему миру, от которого отошел дух жизни, и он весь колеблется в страхе, как перед землетрясением.  

Россия ждет христолюбивого воинства, христолюбивых царей и вождей, которые поведут русский народ не для славы земной, а ради верности русскому пути правды. Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему. В покаянии, в вере, в очищении да обновится Русская земля и да восстанет Святая Русь» (Святитель Иоанн (Максимович). Да восстанет Святая Русь!).

Преподобный Иустин (Попович):

«Блаженный митрополит Антоний самый одаренный современный представитель русского православного патриотизма, патриотизма освященного и просвещенного Христом; патриотизма, по которому все люди братья во Христе; патриотизма, по которому сильные должны служить слабым, мудрые немудрым, смиренные гордым, первые последним».

Преподобный Паисий Святогорец:

«Безразличие к Богу приводит к безразличию ко всему остальному, приводит к распаду. Вера в Бога – великое дело. Человек служит Богу, а затем любит своих родителей, свой дом, своих родных, свою работу, свою деревню, свою область, свое государство, свою Родину. Тот, кто не любит Бога, своей семьи, тот не любит ничего. И естественно, что Родины своей он не любит, потому что Родина – это большая семья. Я хочу сказать, что все начинается с этого. Человек не верит в Бога и не считается потом ни с родителями, ни с семьей, ни с деревней, ни с Родиной. Вот это как раз и хотят сейчас разложить, для чего и насаждают это состояние расхлябанности».

«В вопросах веры и любви к Родине нет места компромиссам, человек должен быть непреклонен, твёрд».

«Те, кто не терял национальной свободы, не понимают что это такое. “Боже сохрани, чтобы не пришли варвары и не нанесли нам бесчестия!” – говорю я этим людям, а в ответ слышу: “Ну и что мы от этого прогадаем?” Ты только послушай! Да чтоб вам было пусто, негодные вы люди! Такие вот они, человецы нынешние. Дай им денег, автомобилей и на веру, честь и свободу им будет наплевать. Своим Православием мы, греки, обязаны Христу и Святым Мученикам и Отцам нашей Церкви. А своей свободой мы обязаны героям нашего Отечества, пролившим за нас свою кровь. Это святое наследие мы обязаны чтить. Его мы должны сохранить, а не растерять в наши дни».

4. Соборные документы Церкви о патриотизме

Соборные документы Церкви дают нам яркие свидетельства христианского патриотизма, показывая, что деятельная любовь к отечеству – это выражение добродетели любви и нравственный долг верующего.

Поместный Собор 1917–1918 гг, в состав которого входило множесто будущих новомучеников Российских: 

«Собор решает немедленно обратиться ко всему православному русскому народу с обличением и предостережением, с призывом одуматься и прекратить внутренние распри и вражду, с напоминанием о Христовой заповеди любви. “Братья возлюбленные, – говорится в этом обращении, – услышьте голос Церкви. Родина гибнет. И не какие-либо не зависящие от нас несчастья тому причиною, а бездна нашего духовного падения, то опустошение сердца, о котором говорит пророк Иеремия: «Два зла сотворили люди Мои: Меня, источник воды живой, оставили, и высекли себе водоемы разбитые, которые не могут держать воды» (Иер. 2,13). Совесть народная затуманена противными христианству учениями. Совершаются неслыханные кощунства и святотатства. Местами пастыри изгоняются из храмов... Изо дня в день возрастает дерзость грабителей... Люди, живущие честным трудом, становятся предметом глумления и хулы. А забывшие присягу воины и целые воинские части позорно бегут с поля сражения, грабя мирных жителей и спасая собственную жизнь. Россия стала притчею во языцех, предметом поношения среди иноземцев из-за алчности, трусости и предательства ее сынов. Православные, именем Церкви Христовой Собор обращается к вам с мольбою. Очнитесь, опомнитесь, встаньте за Россию» (Деяния Священного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. М., 1994 (репринт с изд.: М., 1918). Т. 2 С. 102–103). 

Постановление Собора Русской Православной Церкви 1943 года об отлучении и лишении сана перешедших на сторону фашистов представителей духовенства: 

«Рядом с отрадными явлениями патриотической деятельности православного духовенства и мирян, тем печальнее видеть явления противоположного характера. Среди духовенства и мирян находятся такие, которые, позабыв страх Божий, дерзают на общей беде строить свое благополучие. Встречают немцев как желанных гостей, устраиваются к ним на службу, и иногда доходят до прямого предательства, выдавая врагу своих собратий, например, партизан и других, жертвующих собою за Родину. Услужливая совесть, конечно, всегда готова подсказать оправдание и для такого поведения. Но Иудино предательство никогда не перестанет быть иудиным предательством. Как Иуда, погубив свою душу, и телом понес исключительное наказание еще здесь на земле, так и эти предатели, уготовляя себе гибель вечную, не минуют и Каиновой участи на земле. Фашисты понесут справедливую кару за свои грабежи, убийства и прочие злодеяния. Не могут ожидать себе пощады и эти приспешники фашистов, думавшие поживиться за их спиной, на счет своих братий. 

Святая Православная Церковь, как русская, так и восточная уже вынесла свое осуждение изменникам христианскому делу и предателям Церкви. И мы сегодня, собравшиеся во имя Отца, Сына и Святого Духа, подтверждаем это осуждение и постановляем: всякий виновный в измене общецерковному делу и перешедший на сторону фашизма, как против Креста Господня, да числится отлученным, а епископ или клирик лишенным сана. Аминь».
(Среди подписавших постановление – св. Лука (Войно-Ясенецкий), в ту пору Архиепископ Красноярский).

Социальная концепция РПЦ о патриотизме:

«Христианский патриотизм одновременно проявляется по отношению к нации как этнической общности и как общности граждан государства. Православный христианин призван любить свое отечество, имеющее территориальное измерение, и своих братьев по крови, живущих по всему миру. Такая любовь является одним из способов исполнения заповеди Божией о любви к ближнему, что включает любовь к своей семье, соплеменникам и согражданам.  …

Патриотизм православного христианина должен быть действенным. Он проявляется в защите отечества от неприятеля, труде на благо отчизны, заботе об устроении народной жизни, в том числе путем участия в делах государственного управления. Христианин призван сохранять и развивать национальную культуру, народное самосознание. Когда нация, гражданская или этническая, является полностью или по преимуществу моноконфессиональным православным сообществом, она в некотором смысле может восприниматься как единая община веры — православный народ. 

П.4. В то же время национальные чувства могут стать причиной греховных явлений, таких как агрессивный национализм, ксенофобия, национальная исключительность, межэтническая вражда. В своем крайнем выражении эти явления нередко приводят к ограничению прав личностей и народов, войнам и иным проявлениям насилия. Православной этике противоречит деление народов на лучшие и худшие, принижение какой-либо этнической или гражданской нации. Тем более несогласны с Православием учения, которые ставят нацию на место Бога или низводят веру до одного из аспектов национального самосознания.  

Противостоя таким греховным явлениям, Православная Церковь осуществляет миссию примирения между вовлеченными во вражду нациями и их представителями. Так, в ходе межэтнических конфликтов она не выступает на чьей-либо стороне, за исключением случаев явной агрессии или несправедливости, проявляемой одной из сторон». 

5. Любовь отечеству и стремление к Царствию Небесному

Из всего вышесказанного – из Священного Писания, Ветхозаветной и Новозаветной истории, поучений и призывов святых отцов мы видим, что любовь к отечеству не только не предосудительна, но была присуща святым отцам, как и многим другим христианам, прославленным в лике святых, - преподобным, благоверным князьям, воинам. Она является одним из выражений исполнения евангельских заповедей о любви. 

Многие прославленные Церковью святые отдавали жизнь за земное отечество ради Царствия Небесного, служили родине ради Бога. Мы видели множество свидетельств горячей любви к родине в вышеприведённых словах святых отцов.Очевидно, что стремлению к небесному Отечеству не мешает любовь к отечеству земному, если она понимается правильно, духовно, по-христиански. 

Любовь к отечеству нельзя равнять со служением маммоне (Матф. 6, 24), со страстями сребролюбия, гордыни, с идолослужением, потому что это - страсти, занимающие место Бога в душе и жизни человека. 

Священное Писание говорит о покоряющихся этим страстям:

«их бог – чрево, и слава их – в сраме, они мыслят о земном» (Флп. 3, 19).

«Не можете служить Богу и маммоне» (Мф. 6, 24) (то есть сребролюбию).

«Итак, умертвите земные члены ваши: блуд, нечистоту, страсть, злую похоть и любостяжание, которое есть идолослужение, за которые гнев Божий грядет на сынов противления…» (Кол. 3, 5-6).

«язычники, принося жертвы, приносят бесам, а не Богу. Но я не хочу, чтобы вы были в общении с бесами» (1 Кор. 10, 20).  

А христианская любовь к отечеству - это не страсть, но составляющая второй из главных заповедей Божиих - о любви к ближнему. Поэтому она не мешает любви к Богу, и не встаёт препятствием на пути к Отечеству Небесному. Если главной для христианина будет любовь к Богу, то все другие его дела будут исполняться ради любви к Богу. В этом случае любовь к родным, ближним, своему народу и любому человеку будет не грешной, а праведной, духовной, угодной Богу, как и исполнение каждой евангельской заповеди. Главное – не любить что бы то ни было и кого бы то ни было более, чем Бога, а напротив – любить всех о Господе, по Его воле, в соответствии с Его заповедями. 

Об этом и говорят святые отцы: 

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий): 

«Патриотизм в высшей своей форме есть активная любовь к Родине, одна из многих форм любви; а любовь есть исполнение всего закона».  

Святитель Феофан Затворник:


«Какие это глупые студенты, что верят Л. Толстому, который ни во что не верит. У него нет ни Бога, ни души, и ничего святого. Он пишет глупости только для того, чтобы смутить верующих, и все криво толкует. - На воинах и войнах часто видимое Бог являл благословение, и в ветхом и в новом завете. А у нас сколько князей прославлены мощами? кои однако ж воевали. В Киевопечерской Лавре в пещерах есть мощи воинов. Воюют по любви к своим, чтоб они не подверглись плену и насилиям вражеским. Что делали французы в России? и как было не воевать с ними».

«Служа отечеству, мы сим самым служим Богу. Как же приходит некоторым на мысль, будто между сими служениями нет союза и будто посвятивший себя одному неизбежно оставит и забудет другое?» 

Слова апостола Павла о том, что верующие суть странники и пришельцы на земле (Евр.11, 13) не противоречат любви к отечеству - ведь они не противоречат любви к ближним. Так, св. Феофан Затворник, без сомнения бывший патриотом, писал: 

“Бог, богат сый в милости”, пишет апостол Павел, “за премногую любовь Свою, еюже возлюби нас, и сущих нас мертвых прегрешеньми, сооживи Христом... и с Ним воскреси и спосади на небесных во Христе Иисусе” (Еф. 2, 4). Так вот где место-то наше? Стало быть, не следует нам жить на земле так, как бы мы здесь вечно должны были жить, но так жить, как живут на чужой стороне. Странники телом живут на чужой стороне, а умом и сердцем всегда в отечестве своем. Так и нам заповедует апостол: “аще воскреснусте со Христом, вышних ищите, идеже есть Христос одесную Бога седя. Горняя мудрствуйте, а не земная. Умросте бо, и живот ваш сокровен есть со Христом в Бозе” (Кол. 3, 1-3). Во Христе Иисусе мы уже на Небе, надлежит переселиться туда и умом и сердцем - да будет там и сердце наше, где есть сокровище наше. Туда все и направлять надо - мысли, слова и дела. Туда и все заботы, и все земное наше пребывание так устроять, чтоб оно было приготовлением к вечному блаженному пребыванию на Небе со Христом Иисусом, Господом нашим». 

В том, что, что св. Феофан Затворник отнюдь не противоречит сам себе, то говоря о патриотизме, то уча о странничестве на земле, можно убедиться, просто прочитав его слова далее:

«На земле живучи, нельзя не делать земного и житейского. Но все сие можно вести так, что оно будет путем, ведущим туда, идеже есть Христос, одесную Бога. Богатство есть - туда предпошли чрез бедных. Власть есть - тамошнее господство стяжи умножением благотворных действий. Дарование есть - не зарывай талантов в землю, пусти в рост, да верный в мале над многим поставлен будешь. Силы есть - трудись, да вкусишь там от трудов своих. Даже бедность есть, скорби есть, болезни есть - и сие все безропотным терпением, благодушием и благодарением обрати в средство к стяжанию вечного довольства. “В премудрости ходите ко внешним”, заповедует апостол (Кол. 4, 5). “Блюдите... како опасно ходите, не якоже немудри, но якоже премудри, искупующе время, яко дние лукави суть. Сего ради не бывайте несмысленни, но разумевайте, что есть воля Божия” (Еф. 5, 15-17)» (Святитель Феофан Затворник. Внутренняя жизнь. Сборник слов. В силу Вознесения Господня надо нам сознавать себя вышними и вышних искать).

И это не единственный случай, когда те же святые отцы, которые учили патриотизму, писали и о том, что христианину следует быть «странником и пришельцем на земле».

Так, святитель Игнатий (Брянчанинов), слова которого, исполненные патриотизма, приведены выше, пишет в одном из своих писем:

«Благополучно ли вы совершаете ваше земное странствование? Случается человеку во время этого странствования заглядеться на предметы, представляющиеся взорам; – ему кажется: шествие его к вечности остановилось. Это обман очей души. Мы идем и идем, – не останавливаемся ни на минуту. …человек не может ничем истинно утешиться, как только воспоминанием о Боге. Помянух Бога, – говорит святый Давид, – и возвеселихся. … Пребудьте в служении Богу краткое время земной жизни – и наследуете вечность полную радостей и непрерывнаго наслаждения духовнаго. Надо же наследовать вечность!..» (Святитель Игнатий (Брянчанинов). Письма к мирянам. «Странники и пришельцы. - Духовное бдение»)

Святитель Тихон Задонский, как мы уже видели, утверждавший, что небрегущие об интересах отечества «оказываются неверными сыновьями общества и более вредными для общества, чем даже внешние враги, и называются бесчестным именем – изменниками», пишет также:

«Мы странники и пришельцы на земле, как и отцы наши. Отечество наше — небо, для которого мы созданы, и святым Крещением обновлены, и Словом Божиим позваны. Что же нам, странникам и пришельцам, остается делать, как здесь в мире этом телом жить и ногами ходить, пока Бог не позовет нас отсюда, но сердцами и помышлениями в отечестве своем пребывать» (Письма келейные и наставления. Письмо 22 (О значении выражения «изыди от мира»).

Всё это - ещё одно свидетельство того, что святые отцы понимали патриотизм не как нечто, противоречащее любви к Царствию Небесному, а как часть земного служения христианина на пути к Небесному Отечеству.

Ведь ищущий горнего Отечества не думает считать себя равнодушным чужаком среди ближних – он по заповедям почитает родных, помогает нуждающимся, творит милостыню, поддерживает бедствующих и не думает даже, что он не должен заботиться о тех, кого Бог поставил рядом с ним на жизненном пути. Нет оснований делать родной народ исключением из этого общего правила. Каждый обязан своему народу сохранёнными сокровищами духа и культуры - обязан по праву родства, освящённому заповедями Бога, каждый имеет долг перед потомками – сохранить, преумножить и передать им те духовные, да и необходимые материальные блага, которые он сам получил от своего народа. Как пишет протоиерей Олег Стеняев, «…само библейское учение о спасении никогда не рассматривает человека в отрыве от его семьи, нации и места обитания. Писание учит нас именно соборному домостроительству и противопоставляет его эгоизму субъективной религиозности. Господь наш Иисус Христос не учил нас молиться: «Отче мой», а учил нас молиться: «Отче наш» (Мф. 6, 9). Закон Божий не предлагает нам идти путем эгоистической сотериологии, а, напротив, путем соборной сотериологии. Сказано: «…ни сын твой, ни дочь твоя…» (Исх. 20, 10). Да и сам призыв ко спасению отнюдь не индивидуальное значение и назначение имеет, а скорее всего обращен к человеку как соборной единице. Сказано: «Сказали мужи те Лоту: кто у тебя есть еще здесь? зять ли, сыновья ли твои, дочери ли твои, и кто бы ни был у тебя в городе, всех выведи из сего места, ибо мы истребим сие место» (Быт. 19, 12–13). 

Учение о личном спасении есть надуманная эгоистическая ловушка для ленивого типа религиозности, чуждой великоросскому пониманию соборности и святости. Преподобный Серафим Саровский учил: «Спасись сам – и вокруг тебя спасутся тысячи». Апостол Павел, чуждый эгоистической сотериологии, был «апостолом национализма». Он действительно любил свой народ, и любил его до самозабвения, самоотрицания и даже самоотчуждения во Христе. … 

Любовь в Библии означает, прежде всего, осознание границ ответственности. Сказано: «Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства» (Кол. 3, 14); и еще: «Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви; ибо любящий другого исполнил закон» (Рим. 13, 8). 

Итак, Личность, Семья, Нация, Царство и Церковь есть суть границы ответственности, очерченные рукою Бога. И именно их и стремится нарушить и попрать диавол. ... Диавол, «взяв повод от заповеди», производит в нас «всякое пожелание: ибо без закона грех мертв» (Рим. 7, 8). Его задача – прежде всего извратить естественные начала жизни. ... Цельный человек живет интересами Семьи, своей Нации, Царства и Церкви. И в этом и заключается целокупность его бытия (цельность Личности)» (Христианство и патриотизм). 


См. тж.:

Святые отцы о патриотизме

Митрополит Филарет (Вознесенский). Конспект по нравственному богословию

Святитель Иоанн (Максимович). Да восстанет Святая Русь! 

Иван Ильин. О России:

Почему мы верим в Россию?
О русском национализме
Опасности и задания русского национализма
О русской идее

Пространный катехизис, составленный святителем Филаретом, митрополитом Московским 



При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна






Яндекс.Метрика