Лого Вера Православная
Сайт создан по благословению настоятеля храма Преображения Господня на Песках протоиерея Александра Турикова

Система Orphus







Целомудрие


Целомудрие – это добродетель, противоположная страсти любодеяния, оно заключается в богоугодном, мудром, чистом, благоустроенном порядке всех душевных сил, которому полностью подчиняется и тело.

Св. Игнатий (Брянчанинов) так пишет о том, что такое добродетель целомудрия:

«Что такое - чистота? Это - добродетель, противоположная блудной страсти; это - отчуждение тела от действительнаго впадения в грех и от всех действий, приводящих ко греху, отчуждение ума от помышлений и мечтаний блудных, а сердца от ощущений и влечений блудных, затем последует и отчуждение тела от плотскаго вожделения».

«Целомудрие: Уклонение от всякого рода блудных дел. Уклонение от сладострастных бесед и чтения, от произношения скверных, сладострастных, двусмысленных слов. Хранение чувств, особенно зрения и слуха, а еще более осязания. Скромность. Отвержение помышлений и мечтаний блудных. Молчание. Безмолвие. Служение больным и увечным. Воспоминание о смерти и аде. Начало целомудрия – неколеблющийся ум от блудных помыслов и мечтаний: совершенство целомудрия – чистота, зрящая Бога».

Преп. Иоанн Лествичник пишет о целомудрии:

«Целомудрие есть всеобъемлющее название всех добродетелей.

Целомудрие есть чистота души и тела.

Целомудр тот, кто и в самом сне не ощущает никакого движения или изменения в том устроении, в котором он пребывает.

Целомудр, кто навсегда стяжал совершенную нечувствительность к различению тел.

Предел и крайняя степень совершенной и всеблаженной чистоты состоит в том, чтобы в одинаковом устроении пребывать при виде существ одушевленных и бездушных, словесных и бессловесных.

Никто из обучившихся хранению чистоты да не вменяет себе приобретение ее, ибо невозможное дело, чтобы кто-нибудь победил свою природу; и где природа побеждена, там признается пришествие Того, Кто выше естества, ибо, без всякого прекословия, меньшее упраздняется большим.

Не тот чист, кто сохранил нерастленным сие бренное тело, но тот, кто члены его совершенно покорил душе.

Поведал мне некто об удивительной и высочайшей степени чистоты. Некто, увидев необыкновенную женскую красоту, весьма прославил о ней Творца, и от одного этого видения возгорел любовию к Богу и пролил источник слез. Поистине удивительное зрелище! Что иному могло быть рвом погибели, то ему сверхъестественно послужило к получению венца славы. Если такой человек в подобных случаях всегда имеет такое же чувство и делание, то он воскрес, нетленен прежде общего воскресения».

Св. Григорий Нисский пишет о том, что целомудрие обнимает все силы души:

"Если же нужно поискать самое полное определение целомудрия, то, быть может, в точном смысле, целомудрием должно назвать благоустроенный порядок всех душевных движений, соединенный с мудростью и благоразумием".

Об этом же говорит и преп. Амвросий Оптинский:

"Святости жизни требует от нас Бог. Эта святость, прежде всего, состоит в целомудрии, а потом в исполнении и других заповедей Божиих, и при нарушении оных – в искреннем и смиренном покаянии. Целомудрие есть двоякое – девственное и супружное. Древняя Сусанна и в супружестве названа целомудренною за то, что решилась лучше умереть, нежели исполнить злое пожелание беззаконных судей. А из евангельской притчи о десяти девах видно, что не все девы были мудры, но пять из них было юродивых. Последние юродивыми или неразумными названы за то, что, соблюдая телесное девство, не заботились соблюдать чистоту душевную и оскверняли ум и сердце нечистыми помыслами и пожеланиями, или возмущались помыслами гнева и памятозлобия, или зависти и ненависти, или ослеплялись сребролюбием и от скупости не сострадательны были к ближним. Если же некоторые из них по видимому и удерживались от этих страстей, но, побеждаясь самомнением и гордостию, осуждением и уничижением ближних, теряли чрез это душевную чистоту, по сказанному: «Нечист пред Богом всяк высокосердый» (Притч. 16, 5)".

Итак, целомудрие – это не просто отсутствие блудных деяний. О том, что девственность тела, при растлении души, не имеет ничего общего с добродетелью целомудрия, свидетельствует письмо Святогорца:

В некотором женском монастыре жила при игумении ее племянница, прекрасная собою, по наружности, и неукоризненного поведения. Все сестры любовались и назидались ее ангеловидностию и необыкновенною скромностию. Она скончалась. Ее похоронили торжественно, в твердой уверенности, что чистая душа ее воспарила в райские обители.

Огорченная разлукою с нею, игумения предавалась непрестанной молитве, усиливая эту молитву постом и бдением, и просила Господа, чтоб Он открыл ей, какой небесной славы удостоилась ее племянница в лике блаженствующих девственниц? Однажды, когда игуменья, в келейной тишине преполовляющейся ночи, стояла на молитве,  — внезапно расступилась земля под ее ногами и клокочущая огненная лава потекла пред взорами молившейся.

Вне себя от испуга, она взглянула в открывшуюся пред нею пропасть  — и видит среди адского пламени свою племянницу.

— Боже мой!  — отчаянно воскликнула она.  — Тебя ли вижу я?

— Да,  — со страшным стоном произнесла погибшая.

— За что ж это? — с горестью и участием спросила старица. — Я надеялась видеть тебя в райской славе, в ликах ангельских, среди непорочных агниц Христовых, а ты… За что это?

— Горе мне окаянной!  — простонала мучившаяся.  — Я сама виною вечной моей смерти в этом пламени, непрестанно пожирающем, но не уничтожающем меня. Ты хотела видеть меня  — и Бог открыл тебе тайну моего положения.

— За что ж это? — снова сквозь слезы спросила игумения.

— За то,  — отвечала мучившаяся,  — что я в виду вашем казалась девственницею, непорочным ангелом, а на самом деле была не то. Я не осквернила себя плотским грехом, но мои мысли, мои тайные желания и преступные мечты свели меня в геенну. При непорочности моего девического тела, я не умела сохранить в непорочности мою душу, мои мысли и движения сердечные, и за это я предана муке. По неосторожности моей я питала в себе чувство сердечной привязанности к одному юноше, услаждалась в моих мыслях и мечтах представлением его прекрасного вида и соединением с ним, и, понимая, что это грех, совестилась открыться в нем духовнику при исповеди. Следствием порочного услаждения нечистыми мыслями и мечтаниями было то, что по кончине моей святые Ангелы возгнушались мною и оставили меня в руках демонов. И вот теперь я горю в геенском пламени, вечно буду гореть и никогда, никогда не сгорю, нет конца мучению для отверженных небом!

Сказав это, несчастная застонала  — застонала, заскрежетала зубами и, подхваченная пылающею лавою, скрылась со всем видением от взоров игумении».  (Святогорца письмо 16)

Целомудрие требует чистоты и души, и тела, и при этом оно - не достояние одних только девственников, оно возможно и для проводящих брачную жизнь, если их жизнь охраняется и освящается верой.

Св. Иоанн Златоуст, восхваляя, говорит «о подвиге целомудрия блаженной Сусанны», которая показала всему миру, как надо «за целомудрие бороться до смерти». Святитель подчёркивает, что она победила все искушения силой веры и упования на Бога: она «была похожа на источник, запечатленный верою, из которого никто из беспорядочных не мог похитить красоты целомудрия… ничто …не могло победить рассудка целомудренной: в ее сердце жила надежда на Бога».

Житие преподобного отца нашего Макария Египетского повествует, как ублажает Бог чистую и честную жизнь в браке:

«Однажды, когда преподобный Макарий молился, к нему был голос, который говорил:

– Макарий! Ты не достиг еще такого совершенства в добродетельной жизни, как две женщины, проживающие вместе в ближайшем городе.

Получив такое откровение, преподобный взял свой посох и пошел в тот город. Найдя там дом, где жили означенные женщины. Макарий постучался в дверь. Тотчас одна из тех женщин вышла на стук и, увидав преподобного, с великою радостью приняла его в свой дом. Призвав к себе обеих женщин, преподобный сказал им:

– Ради вас я принял на себя такой великий подвиг, придя сюда из дальней пустыни, ибо я желаю знать ваши добрые дела, о которых и прошу вас рассказать мне, ничего не скрывая.

– Поверь нам, честный отче, – отвечали женщины, – что мы еще прошлую ночь разделяли ложе свое со своими мужьями: какие же добродетели ты желаешь найти в нас?

Но преподобный настаивал, чтобы они рассказали ему образ своей жизни. Тогда, убежденные им, женщины сказали:

– Мы не были родственницами между собою прежде, но потом мы вышли замуж за двух родных братьев, и вот уже пятнадцать лет мы живем все вместе, в одном доме; во все время своей совместной жизни мы не сказали друг другу ни одного злобного или дурного слова и никогда не ссорились между собою. Но до нестоящего времени прожили в мире и согласии между собою и недавно единомысленно решили оставить своих плотских супругов и удалиться в сонм святых дев, служащих Богу. Но мы не можем упросить наших мужей, чтобы они отпустили нас, хотя с большою настойчивостью и многими слезами молили их об этом. Не получив желаемого разрешения, мы заключили завет с Богом и между собою – не произносить ни одного мирского слова до самой смерти нашей.

Выслушав их рассказ, преподобный Макарий сказал:

– Поистине Бог не ищет ни девы, ни замужней, ни инока, ни мирянина, но свободного намерения, принимая его, как самое дело, и добровольному произволению всякого человека подает благодать Святого Духа, действующего в человеке и управляющего жизнью каждого, желающего спастись».

Преп. Иоанн Кассиан Римлянин утверждает, что «добродетель целомудрия апостол называет святынею» и именно она является залогом обитания в христианине Святого Духа:

«Чтобы не оставить для нас сомнительным или неясным, что он хотел назвать освящением — … он прибавляет и ясно указывает, что, собственно, хотел назвать святостью. «Воля Божия есть освящение ваше, чтобы вы воздерживались от блуда; чтобы каждый из вас умел соблюдать свой сосуд в святости и чести, а не в страсти похотения, как и язычники, не знающие Бога» (1 Сол. 4, 3-5). Смотри, какими похвалами он превозносит целомудрие, называя его честью сосуда (т.е. тела нашего) и святынею. Напротив, кто вдается в страсти похотения, тот находится в бесчестии и нечистоте и бывает чужд святыни. ...

«Итак, кто отвергает это, тот отвергает не человека, а Бога, Который и дал нам Духа Своего Святаго» (Там же, 7, 8). …т.е. что я сказал о святости, отвергает не человека, т.е. меня, который это заповедаю, но Бога, Который во мне говорит, Который также назначил сердце наше в жилище Св. Духу Своему. Видишь, в простых, ясных словах, какими именами, сколькими похвалами он превознес целомудрие, во-первых, приписывая собственно этой добродетели святость … наконец показал, что через нее Св. Дух будет обитать в нашем сердце, что составляет высшее воздаяние совершенной награды и блаженства».

"Совершенство целомудрия от многотрудных начал воздержания отличается постоянным спокойствием. Ибо совершенство истинного целомудрия составляет то, что оно не только подавляет возбуждение плотской похоти, но и со всем ужасом отвращается, постоянно сохраняет ненарушимую свою чистоту и не может быть ничем иным, как святостью. А это будет тогда, когда плоть, уже перестав воинствовать против духа, будет согласовываться с его желаниями и добродетелью, они начнут соединяться между собою твердым миром..."

Преп. Иоанн Кассиан Римлянин учит, что познание духовных истин возможно только находящимся в чистоте целомудрия: "невозможно достигнуть источника истинного знания, пока будет оставаться в сокровенности нашей души корень противного ему порока. ...знания духовного невозможно приобрести без чистоты целомудрия ("В лукавую душу не войдет премудрость и не будет обитать в теле, порабощенном греху" Прем. 1, 4)", а также тому, что чистые душа и тело - это "и само место, в котором Господь утешается... т. е. не в смятении сражения и борьбе с пороками, а в мире целомудрия и в постоянном спокойствии сердца. Итак, если кто удостоится завладеть этим местом мира после подавления плотских страстей, то, восходя с этой ступени и постепенно становясь духовным Сионом, т. е. зрящим Бога, будет также и обителью Его". (Авва Херемон)

Итак, целомудрие – это бого-устремлённая чистота всех сил и движений души, рождающая с помощью Божией благодати и чистоту тела, так что, освящённый, подвижник становится обителью Божией, по слову Спасителя  «кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим» (Ин. 14:23).

Иными словами, подлинное познание духовных истин и обожение невозможны без стяжания целомудрия. Поэтому так важна для стремящегося ко спасению борьба с грехом за эту добродетель.



См. тж.:  Трезвение. Духовная брань. 

О нетленной чистоте и целомудрии, которое тленные приобретают трудами и потами. - Преп. Иоанн Лествичник. Лествица. Слово 15

Преподобного Иоанна Кассиана к семи другим, посланным к епископу Гонорату и Евхерию, собеседования отцов, живших в египетской пустыне Фиваиде
Двенадцатое собеседование аввы Херемона (второе). О чистоте

Целомудрие. - Преп. Амвросий Оптинский

О чистоте. - Святитель Игнатий (Брянчанинов). Аскетические опыты

Целомудрие. - Преп. Исаак Сирин

Чистота сердца. - Преп. Исаак Сирин




При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна




Яндекс.Метрика