Лого Вера Православная
Сайт создан по благословению настоятеля храма Преображения Господня на Песках протоиерея Александра Турикова

Система Orphus







Училище благочестия

Должно быть благоразумным в прошениях к Богу


Неблагоразумная молитва

«Да будет воля Твоя»
(Молитва Господня)

Мы молимся Богу о том, что нам кажется благом для нас. О здоровье, достатке, успехах, о продлении жизни… Без сомнения, и Господь желает нам здоровья, достатка, долголетия. успехов в благих делах. Но не всегда подаёт нам это, даже несмотря на наши просьбы. Почему? Иногда Он откладывает помощь, желая, чтобы мы, продолжая молиться, всё более смирялись, более приближались к Нему и этим спасались. Иногда же потому, что попущенная нам скорбь - это единственная возможность спасения для нас или для наших ближних.

Мы обычно смотрим на временное, на наши сиюминутные заботы и желания, Бог же смотрит на вечное. Его цель - это наше спасение. И если для нашего спасения нужно нам пережить то или иное страдание, то любовь Божия попускает нам это ради большего блага – ради вечности с Ним, в Его свете и радости. Как часто мы забываем, что ничто из того, что происходит с нами в жизни, не случается вне Промысла Божия, что Бог ежеминутно печётся о нашем благе и не отступает от нас попечением! Как часто мы в наших просьбах стараемся настоять на своём, во что бы то ни стало «уговорить» Его сделать так, как мы сами хотим, как нам самим кажется лучше.

Господь Иисус Христос, молясь в Гефсиманском саду перед Крестной жертвой, когда душа Его скорбела смертельно, говорил: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты. … Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя» (Мф. 26, 39, 42).

А мы, отчаянно вымаливая у Бога свои желания, как бы говорим: «Отче Мой! Да будет не как Ты хочешь, но как я». А между тем, святые отцы учат нас принимать скорби смиренно, как целительное лекарство из руки Божией.

Святитель Иоанн (Максимович) сказал поразительные слова о сущности и значении страдания: страдание «само есть Промысл» Божий о нас:

"Если все, что происходит в мире, что попускается Промыслом, должно служить к метафизическому смирению человека (добывание себе хлеба из земли, зависимость от всего окружающего, еженощное сонное изнеможение, укрепление себя прахом — пищей, добытой из земли, младенчество, старость, болезни и самая смерть), то страдание есть следствие этого Промысла. Само есть Промысл".

Святитель Игнатий (Брянчанинов) пишет о скорбях как проявлении спасающего нас милосердия Божия: «Духовный разум научает, что недуги и другие скорби, которые Бог посылает людям, посылаются по особенному Божию милосердию, как горькие целительные врачевания больным. Они содействуют нашему спасению, нашему вечному благополучию гораздо вернее, нежели чудесные исцеления». «Бог, попуская нам искушения …не перестает промышлять о нас, наказывая, не перестает благодетельствовать нам».

Преподобный Марк Подвижник говорит: «Кто противится постигающим его скорбям, тот, сам того не зная, противится повелению Божию».

Св. Иоанн (Максимович) Шанхайский и Сан-Францисский учит: «Молитва должна всегда заканчиваться преданием себя воле Божией. Часто мы ошибаемся в выборе вредного и полезного для нас и просим Бога о вредном и для нас и для другого. Поэтому мы иногда не получаем от Бога то, что просим. Но это не значит, что нас Бог не слышит. Бог нас слышит и даст нам другое, более полезное, вместо того о котором мы молились».

Св. Василий Великий пишет: «С великою осмотрительностию должно делать прошения, сообразно с волей Божией. А неуслышанным надобно знать, что потребно или терпение, или усиление молитвы...»

Конечно, смирение перед Промыслом, посылающим нам искушения и скорби, отнюдь не исключает нашей молитвы об избавлении от бед.

Св. Иоанн Тобольский объясняет: «Что … беды происходят не без воли Божией, дело ясное… но отсюда не следует еще, что не должно ни вооружаться против врагов, ни прибегать к врачеванию наших болезней, считая это противодействием воле Божией. …больному неизвестно намерение Божие о времени продолжения его болезни, а потому не воспрещается больному прибегать к различным средствам исцеления себя от болезни. И когда он уже, после употребления многих врачующих средств, не получит выздоровления, то может быть уверенным, что на то есть воля Божия, чтобы ему терпеть продолжительнейшую и тягчайшую болезнь. Так смиренно разсуждай каждый болезненный брат, что Богу угодно продержать тебя еще в болезни. Но так как ты не знаешь, имеет ли Бог намерение, чтобы ты страдал до смерти, то безгрешно можешь прибегать к средствам врачевания для получения здоровья или хотя бы для облегчения болезни… Таким же образом должно разсуждать о врагах и войнах».

Так, молясь Богу об исцелении, об избавлении от бед и скорбей, мы нуждаемся в смирении, терпении, в сознании Его непрестанного промышления о нас, благости Его воли о нас. Этому учат нас и слова молитвы Господней: «Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли».

Случается иногда, что Бог снисходит к тому, кто усильно молится о неполезном, снисходит ради его упорства или отчаяния, и подаёт просимое. Но в этом случае всегда спустя какое-то время становится очевидным, что вымоленное несмиренно принесло не пользу, а вред. Нередко плоды такой неразумной молитвы угрожают лишить человека спасения, возлагая на плечи его крест настолько тяжёлый, что тот не силах его понести.

Об этом свидетельствует преп. Ефрем Сирин: «Если просишь у Бога своего чего-нибудь, то проси не так, чтобы непременно получить от Него, но предоставляя сие вместе Ему и Его воле. …И еще, если просишь о получении чего-либо, не проси, чтобы получить это непременно. Ибо сказываю: ты, как человек, часто почитаешь для себя полезным, что нередко бывает для тебя бесполезно. Но если оставишь волю свою и решишься ходить по воле Божией, то будешь безопасен. Он предведущий все, прежде нежели приходит сие в исполнение, по снисхождению Своему, пасет нас; а мы не знаем, полезно ли нам то, о чем просим. Многие, достигнув вожделеваемого ими, впоследствии приходили в раскаяние, а нередко впадали и в великие беды. Не исследовав тщательно, есть ли на сие воля Божия, но, думая, что это для них хорошо, и под какими-нибудь предлогами, имеющими вид правды, введенные в обман диаволом, подверглись крайним опасностям. Многие таковые дела со провождаются часто раскаянием, потому что следовали мы в них собственному своему пожеланию. Послушай, что говорит Апостол: Не вемы якоже подобает молитися (ср.: Рим. 8, 26). Ибо вся ми леть суть, но не вся на пользу: вся ми леть суть, но не вся назидают (1 Кор. 10, 23). Итак, что полезно и назидательно для каждого из нас, знает Сам Бог, потому и предоставь это Ему. Говорю же сие не с тем, чтобы воспрепятствовать тебе обращаться с прошениями своими к Богу; напротив того, умоляю еще тебя просить Его о всем, от малого до великого. И вот что говорю тебе: когда молишься, и открываешь перед Ним, что у тебя на сердце, говори Ему так: Обаче Твоя воля, а не моя (ср.: Лк. 22, 42). Если полезно, как Сам ведаешь, так и сотвори!.. И возверзи на Него печаль свою, и сотворит Он, что полезно для тебя. Ибо знай, что Он, как благий, хочет всего нужного к нашему спасению. Потому и душу Свою положил Сей добрый Пастырь».

Архим. Иоанн (Крестьянкин) не раз предостерегал своих духовных детей от своевольных молитв, желаний и поступков:

«Господь дал каждому полную свободу - Он зовет, но откликнуться или нет на Его зов, решает каждый человек сам. Вот и Вы с З. в решении вашей дальнейшей жизни свободны. ... От креста же нам не уйти. Но есть во спасение, который несут с помощью Господа и по Его благословению, а есть самодельный, под которым человек часто падает, ибо нет ему помощи свыше, и этот крест не утешает человека надеждой на спасение. Смею думать, что именно таким самодельным крестом было бы это замужество З...»

«Очень я утешен твоим письмом. И теперь уж и я утешу тебя тем, что засвидетельствую тебе, что болезнь попущена тебе во очищение и спасение. Поставь себе сейчас задачу - учиться безропотно и беспопечительно предавать себя воле Божией. Приими и периоды болезненной тяготы и краткие утешения от Бога с сознанием, что все это милость Божия тебе и во благо тебе. Молись, остальное предай Богу, иначе возьмешь на себя самодельный крест».

«Дорогая о Господе М.! У Вас нет терпения, и Вы, настаивая на исполнении своего желания, противитесь воле Божией. Нет Вам благословения брать чужого ребенка, молитесь усердно, чтобы милость Божия даровала Вам своего. Еще раз повторю - не тянитесь к самодельному Кресту. Он будет Вам не по силам».

«…нелегкий жизненный крест… дан Вам свыше, а тот, о котором помышляете, будет самодельным, а значит – неподъемным».

Мать декабриста Рылеева в своём рассказе-исповеди покаялась, что её неразумная, несмиренная молитва погубила его. Ее рассказ был записан ее собственной рукой. Опубликован он был в 1895 году в январском номере «Исторического вестника». Вот он:

 «Сон матери Рылеева»

«Когда сыну было три года, он опасно заболел, находился при смерти; доктора говорили, что не доживет до утра. Я и сама об этом догадывалась, видя, как ребенок мечется и задыхается, — и заливалась слезами. Я думала: «Неужели нет спасения? Нет, оно есть! Господь милостив, молитвами Божией Матери Он исцелит моего мальчика, и он снова будет здоров... А если нет? Тогда, о Боже, поддержи меня, несчастную!» И я в отчаянии упала перед ликами Спасителя и Богородицы и жарко, горячо, со слезами молилась.

Наконец, облокотившись возле кроватки ребенка, я забылась легким сном. И вдруг ясно услышала чей-то незнакомый, но приятный, сладкозвучный голос, говорящий мне: «Опомнись, не проси Господа о выздоровлении ребенка... Он, Всеведущий, знает, зачем хочет, чтобы ты и сын твой избежали будущих страданий. Что, если нужна теперь его смерть? Из благости, из милосердия Своего Я покажу тебе — неужели и тогда будешь молить о его выздоровлении?» — «Да, буду!» — «Показать тебе его будущее?» — «Да, да, я на все согласна». — «Ну, так следуй за Мной».

И я, повинуясь чудному голосу, пошла сама не зная куда. Передо мной возник длинный ряд комнат. Первая, по всей обстановке, была та, где теперь лежал умирающий ребенок. Но он уже не умирал. Не слышно было предсмертного хрипа, он тихо, сладко спал, с легким румянцем на щеках, улыбаясь во сне. Я хотела подойти к кроватке, но голос уже звал меня в другую комнату. Там находился крепкий, резвый мальчик, он уже начинал учиться, кругом на столе лежали книги, тетради. Далее я видела его юношей, затем взрослым, на службе. Но вот уже предпоследняя комната. В ней сидело много незнакомых людей, они оживленно разговаривали, спорили о чем-то, шумели. Сын мой возбужденно доказывал им что-то, убеждал...

Следующая комната, последняя, была закрыта занавесом. Я хотела было направиться туда, но снова услышала голос, сейчас он уже звучал грозно и резко: «Одумайся, безумная! Когда ты увидишь то, что скрывается за этим занавесом, будет уже поздно! Лучше покорись, не выпрашивай жизнь ребенку, теперь еще такому ангелу, не знающему зла...» Но я с криком: «Нет, нет, хочу, чтобы он жил!» — задыхаясь, спешила за занавес. Тут он медленно поднялся, и я увидела... виселицу!

Я громко вскрикнула и очнулась. Наклонилась к ребенку, и каково было мое удивление, когда я увидела, что он спокойно, сладко спит, улыбаясь, с легким румянцем на щеках. Вскоре он проснулся и протянул ко мне ручонки, зовя: «Мама!» Я стояла недвижимо, словно очарованная. Все было, как во сне, в первой комнате... И доктора, и знакомые, все были изумлены происшедшим чудом.

Время шло, сон мой исполнялся с буквальной точностью во всех, даже мелких подробностях: и юность его, и, наконец, те тайные сборища... Когда сын знакомил меня с новым своим другом, я сразу узнала человека, которого видела в предпоследней комнате. А дальше... более не могу продолжать. Вы поймете: эта смерть... виселица... о Боже! Клянусь вам, что это не бред, не больное мое воображение, а истина!»

Преподобный Варсонофий Оптинский в одной из бесед с духовными чадами отдал должное мужеству Анастасия Матвеевны Рылеевой, научая нас доверию Промыслу Божию:

«Его мать не возроптала, не пришла в отчаяние, но с твердостью произнесла: "Прав Ты, Господи, и правы суды Твои".

Господь лучше нас знает, что для нас полезно, а что вредно, потому надо вверяться Его водительству. Пребывайте в Церкви, будьте верны Христу Богу».
(Преподобный Варсонофий Оптинский. Духовное наследие).

Повесть преподобного отца нашего Даниила Скитского о Евлогии каменосечце
даёт ещё одну иллюстрацию того, как может быть губительная неразумная молитва:

«Есть, братие, к счастью и в настоящее время довольно боголюбивых душ, которые, будучи сами бедными, не перестают созидать свое спасение делами милосердия и делятся последним с неимущими. Не приходит ли этим милостивцам когда-либо мысль: если бы мы были богаты, то ли бы сделали для бедных? Если бы Господь благословил нас достатком, сколько бы мы пристроили вдов и сирот! Не часто также слышится между нами: ах, если бы такой-то был богат, сколько бы он сделал добра, скольких бы он других обогатил! - К прискорбию мы ошибаемся в подобных суждениях.

Некоторый старец, пришедши в одно селение, чтобы продать свое рукоделие, встретил простолюдина, который, окруженный нищими и убогими, возвращался с работы в дом свой. Старец вместе с другими вошел к нему, и простолюдин омыл всем ноги, всех накормил, напоил и успокоил. Узнавши, что этот нищелюбец был каменосечец Евлогий, который каждый день всю заработную плату делил с бедными, старец подумал: что если бы этот человек был богат, сколько бы он сделал добра!

И стал молить Бога, чтобы Он дал Евлогию богатство. Молитва старца была услышана, и Господь сказал ему: "Евлогию лучше оставаться так, как теперь; но если хочешь, Я дам ему богатство, только будешь ли поручником за него?" -" Ей, Господи, отвечал старец, от рук моих взыщи душу его!"

На другой день Евлогий, по обычаю, пришедши на работу начал ударять мотыгою в каменную скалу и, пробивши отверстие, увидел чрез него в скале пещеру, наполненную золотом. Задумался Евлогий и решился золото тайно: перенести домой. И вот уже нищие забыты, а Евлогий по ночам возит к себе золото. Затем, он удаляется в Византию, покупает дворцы, делается вельможею.

Прошло два года. Только раз старец и видит во сне, что Евлогий изгоняется от лица Господня. Ужаснулся отшельник и пошел в весь, в первый раз встретил Евлогия. Долго ища и не находя его, он обратился к одной старице с вопросом: "нет ли у вас в селении какого нищелюбца?" Старица сказала ему: "увы, был у нас один такой- каменосечец, но теперь он вельможа и ушел от нас".

Старец воскликнул: "что я сделал, видь я убийца!" Он сел в корабль и отправился в Византию. Нашедши дом Евлогия, он сел у ворот его и дожидался выхода хозяина. Дождался: выходит Евлогий окруженный рабами, гордый, надменный. Старец пал пред ним и воскликнул: "помилуй, я нечто хочу сказать тебе!" Но Евлогий, вместо ответа, приказал бить старца. Встретил он в другой раз Евлогия и опять был бит. Встретил в третий, и опять нанесли ему раны. В отчаянии он хотел вернуться домой, сел на корабль и, вошедши в него, упал без чувств.

В это время во сне он снова видит Господа с гневным лицом, окруженного Ангелами: и Господь велел последним изринуть старца от лица Своего, как виновника в погибели Евлогия. Но явилась Матерь Божия и умоляла Господа о прощении. Тогда Господь сказал старцу: "впредь не проси того, чего не должно. Я возвращу Евлогия в прежнее его положение". Радостен проснулся старец и со слезами возблагодарил Господа и Пречистую Его Матерь. Что же случилось? Умер в Царьграде Иустин царь, любивший Евлогия, а новый приказал отобрать имение последнего в казну и самого его убить. Евлогий бежал и, наконец, достиг своей веси. Первым делом его было идти к скале с мыслью, не найдет ли в ней опять золота. Но золота не находилось. Тогда он снова пришел в себя и опять сделался нищелюбцем и страннолюбцем. Старец, узнав о сем, паки прославил Бога.

Итак, сами теперь видите, братие, как ошибочны могут быть иногда наши предположения, как опасны наши мечтания об изменении нашего внешнего положения. Они кроме сего отнимают напрасно время для делания добрых дел, отвлекают от них и таким образом препятствуют самому делу нашего спасения. Будем же трудиться во славу Божию не там, где нам хочется, и не с желанием каких-либо других средств, каких у нас доселе не было, а там, где Бог велел, и с теми средствами, какие есть у нас. Аминь».
(Пролог в поучениях)


При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна





Яндекс.Метрика