Сайт создан по благословению настоятеля храма Преображения Господня на Песках протоиерея Александра Турикова

Система Orphus







Мудрость духовная

Святые отцы о посте



Святитель Иоанн Златоуст: 
 
Посмотри теперь на благотворные действия поста. Великий Моисей, проведя сорок дней в посте, удостоился получить скрижали закона; когда же сойдя с горы, увидел он беззаконие народа, то бросил эти скрижали, полученные с таким усилием, и разбил, почитая несообразным сообщить заповеди Господни народу, пьянствующему и почитающему беззаконие. Потому чудный этот пророк должен был поститься еще сорок дней, чтобы удостоиться опять получить свыше и принести народу скрижали, разбитые за его беззаконие (см. Исх. 24-34). И великий Илия постился столько же дней, и вот он избег владычества смерти, вознесся на огненной колеснице как бы на небо, а до ныне еще не испытал смерти (см. 3 Цар. 19, 8). И муж желаний [Даниил] уже после того, как провел в посте много дней, удостоился чудного видения; он же укротил и ярость львов и превратил ее в кротость овец, не переменив впрочем природы их, но изменив расположение, между тем, как зверскость их оставалась та же (см. Дан. 10, 3). И ниневитяне постом отклонили определение Господне, заставив поститься вместе с людьми и бессловесных животных, и таким образом, отстав все от злых дел, расположили к человеколюбию Владыку вселенной (см. Иона 3, 7-8). Но для чего мне еще обращаться к рабам (можем ведь насчитать множество и других, которые прославились постом и в Ветхом и в Новом Завете), когда можно указать на всеобщего нашего Владыку? Ибо и Сам Господь наш Иисус Христос после уже сорокадневного поста вступил в борьбу с диаволом и собою подал всем нам пример, чтобы и мы вооружились постом, и, укрепившись им, вступали в борьбу с диаволом (см. Мф. 4, 2). Но здесь, может быть, кто-нибудь – человек с острым и живым умом – спросит: почему Владыка постится столько же дней, сколько и рабы, а не больше их? Это сделано не без причины и не без цели, но премудро и по неизреченному Его человеколюбию, чтобы не подумали, будто Он явился на земле призрачно и не принял на Себя плоти или не имел природы человеческой, для этого Он постился столько же дней, а не больше, и таким образом заграждает бесстыдные уста охотникам до споров…

Поэтому прошу… чтобы, зная пользу от поста, вы не лишились ее по нерадению, и при его наступлении не печалились, но радовались и веселились: потому что, как говорит блаженный Павел, если внешний наш человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется (2 Кор. 4, 16). В самом деле, пост есть пища для души, и как телесная пища утучняет тело, так и пост укрепляет душу, сообщает ей легкий полет, делает ее способной подниматься на высоту и помышлять о горнем, и поставляет выше удовольствий и приятностей настоящей жизни. Как легкие суда скорее переплывают моря, а обремененные большим грузом утопают, так и пост, делая ум наш более легким, способствует ему быстро переплывать море настоящей жизни, стремиться к небу и к предметам небесным и не уважать настоящее, но считать ничтожнее тени и сонных грез.
 
Великие блага происходят от двух добродетелей: от молитвы и поста. Ибо тот, кто молится, как должно, и притом постится, не многого требует, а кто требует не многого, тот не будет сребролюбив, а кто не сребролюбив, тот любит подавать милостыню. Кто постится, тот становится легким и окрыляется, и бодрым духом молится, угашает злые пожелания, умилостивляет Бога и смиряет надменный свой дух. Потому-то апостолы всегда почти постились. Кто молится с постом, тот имеет два крыла, легчайшие самого ветра. Ибо таковой не дремлет, не говорит много, не зевает и не расслабевает на молитве, как то со многими бывает, но он быстрее огня и выше земли, потому-то таковой особенно является врагом и ратоборцем против демонов, так как нет сильнее человека искренне молящегося. Если жена могла преклонить жестокого начальника, который ни Бога не боялся, ни людей не стыдился, то тем более может преклонить Бога тот, кто непрестанно предстоит пред Ним, укрощает чрево и отвергает утехи. Если слабо у тебя тело, чтобы поститься беспрестанно, то оно не слабо для молитвы и для пренебрежения удовольствиями чрева. Если ты не можешь поститься, то, по крайней мере, можешь не роскошествовать, а это не маловажно и не далеко от пощения и может укротить неистовство диавола. Ибо ничто так не любезно демону, как роскошь и пьянство – источники и мать всех зол.

Общий всех нас Господь, как чадолюбивый отец, желая очистить нас от грехов, сделанных нами в какое бы то ни было время, и даровал нам врачевство в святом посте. Итак, никто не скорби, никто не являйся печальным, но ликуй, радуйся и прославляй Попечителя душ наших, открывшего нам этот прекрасный путь, и с великим весельем принимай его наступление! Да постыдятся эллины, да посрамятся иудеи, видя, с какой радостной готовностью мы приветствуем его наступление, и да познают самым делом, какое различие между нами и ими. Пусть они называют праздниками и торжествами пьянство, всякого рода необузданность и бесстыдства, которые обыкновенно при этом они производят. Церковь же Божия, вопреки им, да называет праздником пост, презрение (удовольствий) черва, и следующие затем всякого рода добродетели. И это есть истинный праздник, где спасение душ, где мир и согласие, откуда изгнана всякая житейская пышность, где нет ни крика, ни шума, ни беганья поваров, ни заклания животных, но вместо всего этого господствует совершенное спокойствие, тишина, любовь, радость, мир, кротость и бесчисленные блага.
 
Желаю, чтобы вы, очистив свою душу и распростившись с забавами и всяким невоздержанием, приняли с распростертыми объятьями матерь всех благ и учительницу целомудрия и всякой добродетели, т. е. пост – так, чтобы и вы наслаждались большим удовольствием, и он (пост) доставил вам надлежащее и соответственное вам врачевство. И врачи, когда намереваются дать лекарство желающим очистить у себя гнилые и испортившиеся соки, приказывают воздерживаться от обыкновенной пищи, чтобы она не помешала лекарству подействовать и оказать свою силу, тем более мы, готовясь принять это духовное врачество, т. е. пользу, происходящую от поста, должны воздержанием очистить свой ум и облегчить душу, чтобы она, погрязши в невоздержании, не сделала для нас пост бесполезным и бесплодным.
 
Как невоздержность в пище бывает причиной и источником бесчисленных зол для рода человеческого, так пост и презрение (удовольствий) чрева всегда были для нас причиной несказанных благ. Сотворив в начале человека и зная, что это врачевство весьма нужно ему для душевного спасения, Бог тотчас же и в самом начале дал первозданному следующую заповедь: от всякого дерева в саду ты будешь есть; а от дерева познания добра и зла, не ешь от него (Быт. 2, 16-17). Слова: «это вкушай, а этого не вкушай», заключали некоторый вид поста. Но человек, вместо того, чтобы соблюсти заповедь, преступил ее. Поддавшись чревоугодию, он оказал преслушание и осужден был на смерть.

Постящемуся более всего нужно обуздывать гнев, приучаться к кротости и снисходительности, иметь сокрушенное сердце, изгонять нечистые пожелания представлением того неусыпающего огня и нелицерпиятного суда, быть выше денежных расчетов, в милостыне показывать великую щедрость, изгонять из души всякую злобу на ближнего…

Видишь, в чем состоит истинный пост. Такой-то пост будем совершать, не полагая его, подобно многим, в том только, чтобы пробыть без пищи до вечера. Не это главное, но то, чтобы с воздержанием от брашен соединили мы и воздержание от вредного (для души) и показали великое попечение о совершении духовных дел. Постящемуся надлежит быть спокойным, тихим, кротким, смиренным, презирающим славу настоящей жизни. Как презрел он душу свою, так должен презреть и суетную славу, и взирать только на Того, Кто испытует сердца и утробы, с великим усердием творить молитвы и исповедания пред Богом, и, сколько возможно, помогать себе милостыней.
 
Кроме воздержания от пищи есть много путей, могущих отворять нам двери дерзновения перед Богом. Кто вкушает пищу и не может поститься, тот пусть подает обильнейшую милостыню, пусть творит усердные молитвы, пусть оказывает напряженную ревность к слушанию слова Божия, - здесь нисколько не препятствует нам телесная слабость, - пусть примиряется с врагами, пусть изгоняет из души своей всякое памятозлобие. Если он будет исполнять это, то совершит истинный пост, такой, какого именно и требует от нас Господь. Ведь и само воздержание от пищи Он заповедует для того, чтобы мы, обуздывая вожделения плоти, делали ее послушной в исполнении заповедей. А если мы решимся не принимать помощи от поста из-за слабости телесной и будем предаваться большей беспечности, то, сами не ведая того, причиним себе величайший вред. Если и при посте оказывается у нас недостаток вышесказанных добрых дел, то тем более покажем мы нерадения, когда не будем пользоваться врачеством поста… Пост смиряет тело и обуздывает беспорядочные вожделения, душу же просветляет, окрыляет, делает легкой и парящей горе… Итак, и постящийся благодарит Бога за то, что имел довольно сил понести постный труд, и ядущий также благодарит Бога, потому что это нисколько не повредит ему в спасении души, если он захочет.
Человеколюбивый Бог открыл нам неисчислимое множество путей, которыми мы, если только захотим, можем достигнуть самого высокого дерзновения (перед Богом). 

Преподобный Варсонофий Великий:

Пост телесный ничего не значит без духовного поста внутреннего человека, который состоит из предохранения себя от страстей. Сей пост внутреннего человека приятен Богу и вознаградит для тебя недостаток телесного поста.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский:
 
Kак велика сила поста и молитвы! Не мудрено: во время поста душа становится господствующей над похотями тела, вообще подчиняет его себе, а через плоть действует весьма часто диавол; постник побеждает, следовательно, и плоть, и диавола – значит, тогда он близок к Богу по нравственному своему состоянию и всего легче может делать силы Божии. Если к этому еще присоединяется молитва, которая низводит к нам благословение и помощь неба, тогда человек действительно может повелевать не только вещественной природой, но и падшими духами. Чем победил диавола Сам Господь? Постом и молитвой.
 
  В посту, особенно священнику, надо оставить раздражающие плоть сласти и не угождать ей, а огорчать ее: спать недолго, поучать народ Слову Божию, покаянию нелицемерному, плодотворному, пробудить ненависть ко всякому греху, объяснить, как он противоестествен нам и противен Богу, как он (грех) вопреки природе сроднился с ней и действует в ней властно, ненасытно и гибельно.

K чему ведет пост и покаяние? Из-за чего труд? Ведет к очищению грехов, покою душевному, к соединению с Богом, к сыновству, к дерзновению перед Господом. Есть из-за чего попоститься и от всего сердца исповедаться. Награда будет неоценимая за труд добросовестный.
 
Говорят: не важное дело есть скоромное в посте, не в пище пост; не важное дело носить дорогие, красивые наряды, ездить в театр, на вечера, в маскарады, заводить великолепную дорогую посуду, мебель, дорогой экипаж, лихих коней, собирать и копить деньги и прочее; но из-за чего сердце наше отвращается от Бога, Источника жизни, из-за чего теряем вечную жизнь? Не из-за чревоугодия ли, не из-за драгоценных ли одежд, как евангельский богач, не из-за театров ли и маскарадов? Из-за чего мы делаемся жестокосердыми к бедным и даже к своим родственникам? Не из-за пристрастия ли нашего к сластям, вообще к чреву, к одежде, к дорогой посуде, мебели, экипажу, к деньгам и прочему? Возможно ли работать Богу и маммоне, быть другом мира и другом Божиим, работать Христу и Велиару? Невозможно. Из-за чего Адам и Ева потеряли рай, впали в грех и смерть? Не из-за яди ли единой* (* Не из-за яди ли единой – Не единственно ли из-за еды.)? Присмотритесь хорошенько, из-за чего мы не радим о спасении души своей, столь дорого стоившей Сыну Божию, из-за чего прилагаем грехи ко грехам, впадаем непрестанно в противление Богу, в жизнь суетную, не из-за пристрастия ли к земным вещам, и в особенности к сластям земным? Из-за чего грубеет наше сердце? Из-за чего мы делаемся плотью, а не духом, извращая свою нравственную природу, не из-за пристрастия ли к пище, питью и прочим земным благам? Kак же после этого говорить, что есть скоромное в посте не важно? Это самое, что мы так говорим, есть гордость, суемудрие, непослушание, непокорность Богу и удаление от Него.
 
Питаясь пространно, делаешься плотским человеком, духа не имущим, или плотью бездушной, а постясь, привлекаешь к себе Духа Святого и делаешься духовным. Возьми хлопчатую бумагу, не смоченную водой. Она легка и, в малом количестве, носится в воздухе, но смочи ее водой, она сделается тяжелою и тотчас падает на пол. Так и с душою. О, как надо беречь душу постом!
 
Пост — хороший учитель: 1) он скоро дает понять всякому постящемуся, что всякому человеку нужно очень немного пищи и питья и что вообще мы жадны и едим, пьем гораздо более надлежащего, то есть того, чем сколько требует наша природа; 2) пост хорошо оказывает или обнаруживает все немощи нашей души, все ее слабости, недостатки, грехи и страсти, как начинающая очищаться мутная, стоячая вода показывает, какие водятся в ней гады или какого качества сор; 3) он показывает нам всю необходимость всем сердцем прибегать к Богу и у Него искать милости, помощи, спасения; 4) пост показывает все хитрости, коварство, всю злобу бесплотных духов, которым мы прежде, не ведая, работали, коварства которых при озарении теперь нас светом благодати Божией ясно оказываются и которые теперь злобно преследуют нас за оставление их путей.

Kто отвергает посты, тот забывает, от чего произошло грехопадение первых людей (от невоздержания) и какое оружие против греха и искусителя указал нам Спаситель, когда искушался в пустыне (постясь сорок дней и ночей), тот не знает или не хочет знать, что человек отпадает от Бога именно наичаще через невоздержание, как это было с жителями Содома и Гоморры и с современниками Ноя, — ибо от невоздержания происходит всякий грех в людях; кто отвергает посты, тот отнимает у себя и у других оружие против многострастной плоти своей и против диавола, сильных против нас особенно через наше невоздержание, тот и не воин Христов, ибо бросает оружие и отдается добровольно в плен своей сластолюбивой и грехолюбивой плоти; тот, наконец, слеп и не видит отношения между причинами и последствиями дел.
 
Если будешь с жадностью много есть и пить, то будешь — плоть, а если будешь поститься и молиться, то будешь — дух. «Не упивайтесь вином… но исполняйтесь Духом» (Еф. 5, 18). Постись и молись — и совершишь великие дела. Сытый не способен к великому делу. Имей простоту веры — и совершишь великие дела: ибо «все возможно верующему» (Мк. 9, 23). Имей тщание и усердие — и совершишь великие дела.
 
Если бывает радость на небесах об одном грешнике кающемся (Лк. 15, 10), то какое радостное время для благих Ангелов Божиих наш Великий пост, и в частности — дни покаяния и причащения: пятница и суббота? И как много содействуют этой их радости священники, тщательно, отечески исповедующие своих духовных чад! Но, с другой стороны, для бесов нет печальнее времени, как время поста, потому-то они с особенной силой свирепеют во время поста и с особенной лютостью нападают на священников, содействующих искреннему раскаянию во грехах людей Божиих, и с особенной силой стужают в храме и на дому благочестивым христианам, ревнующим о молитве, посте и покаянии. Kто из благочестивых священников и мирян не знает бесовской ярости, на них устремляемой во время самого совершения Таинства Покаяния? — Малейшая оплошность со стороны священника-духовника, малейшее неправедное движение сердца, и они со всей своей бесовскою лютостью входят в сердце священника и долго, долго мучат его, если он усерднейшей молитвой покаяния и живой веры вскоре не изгонит их, незваных гостей.
 
Пост Моисея — за невоздержание израильтян. Страдания святых — за нашу изнеженность; их посты и лишения — за наше невоздержание и роскошь; их молитвы горячие — за нас, ленивых к молитве. Пост Господа нашего Иисуса Христа — за наше невоздержание. Простертие Его рук на Kресте — за наше простертие рук к запрещенному древу и ко всему запрещенному заповедями Божиими. Вменяемость наших молитв за других — в оправдание тех, за кого молимся; вменяемость наших подвигов и добродетелей за других, например, молитвы и милостыни за умерших и за живых. Так, молитвы со слезами матери Августиновой о сыне своем спасли Августина.
 
Поститься христианину необходимо для того, чтобы прояснить ум и возбудить и развить чувство и подвигнуть к благой деятельности волю. Эти три способности человека мы затмеваем и подавляем более всего объядением, пьянством и заботами житейскими (Лк. 21, 34), а через то отпадаем от источника жизни — Бога и ниспадаем в тление и суету, извращая и оскверняя в себе образ Божий. Объедение и сластолюбие пригвождают нас к земле и обсекают, так сказать, у души ее крылья. А посмотрите, какой высокий полет был у всех постников и воздержников! Они, как орлы, парили в небесах; они, земнородные, жили умом и сердцем на небесах и слышали там неизреченные глаголы и там научились божественной премудрости. И как человек унижает себя чревоугодием, объедением и пьянством! Он извращает свою природу, созданную по образу Божию, и уподобляется скоту бессловесному и даже делается хуже его. О, горе нам от пристрастий наших, от беззаконных навыков наших! Они препятствуют нам любить Бога и ближних и исполнять заповеди Божии; они коренят в нас преступное плотское себялюбие, конец которого — погибель вечная. Так пьяница для удовольствия плоти и одурения себя не жалеет множества денег, а нищим жалеет копейки; куритель табаку бросает на ветер десятки и сотни рублей, а нищим жалеет копеек, которые могли бы спасти его душу; любящие одеваться роскошно или охотники до модной мебели и посуды тратят на одежду и мебель с посудой огромные деньги, а мимо нищих проходят с холодностью и презрением; любящие хорошо поесть не жалеют на обеды десятки и сотни рублей, а бедным жалеют грошей. Поститься и потому христианину необходимо, что с вочеловечением Сына Божия природа человеческая одуховлена, обожена, и мы поспешаем к горнему Царствию, которое не пища и питие, но правда и мир и радость во Святом Духе (Рим. 14, 17); пища для чрева, и чрево для пищи: но Бог уничтожит и то и другое (1 Kор. 6, 13). Есть и пить, то есть иметь пристрастие к чувственным удовольствиям, свойственно только язычеству, которое, не зная духовных, небесных наслаждений, поставляет всю жизнь в удовольствие чрева, в многоядении и многопитии. Оттого Господь часто обличает в Евангелии эту пагубную страсть. Да и разумно ли человеку жить непрестанно в желудочном чаду, в желудочных испарениях, поднимающихся внутри от непрестанного варения пищи и ее брожения? Разве человек только ходячая кухня или самодвижущаяся дымовая труба, каковой по справедливости можно уподобить всех, занимающихся непрестанным курением?
 
Нам, христианам, как новым людям, заповедан пост, поэтому мы не должны много заботиться о питании чрева, излишества в пище и питье, о лакомствах, потому что все это препятствует достижению Небесного Царствия. Наш долг приготовляться к небесной жизни и заботиться о духовной пище, а духовная пища есть пост, молитва, чтение Слова Божия, особенно же Причастие Святых Тайн. Kогда мы не радеем о посте и молитве, тогда преисполнены всяких грехов и страстей, когда же питаемся духовной пищей, тогда очищаемся от них и украшаемся смирением, кротостью, терпением, взаимной любовью, чистотой душевной и телесной.
 
«Kогда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо ни принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися» (Мф. 6, 16).
В настоящее время весьма мало таких людей, которые по лицемерию захотели бы казаться другим во время поста великими постниками — с тем, чтобы заслужить себе от людей славу. Скорее всего найдутся теперь люди, которые ни быть, ни казаться не хотят постниками; потому что пост почитают для себя делом бесполезным и излишним, а казаться другим постниками — делом глупым и смешным.
 
Нужен ли пост, то есть воздержание не только от известных снедей, употребляемых не в пост, по и воздержание от употребления их в большом количестве? Нужен ли пост, как воздержание от удовольствий грубой чувственности? Нужен ли пост, как воздержание от беспорядочных мыслей и движений сердца и неодобрительных поступков? А хочешь ли ты, возлюбленный, наследовать блаженную вечность, или Царство Небесное, которое также несомненно существует, как несомненно то, что мы живем теперь на земле, потому что в этом уверяет нас Сам воплотившийся Бог-Слово, Его пророки, апостолы и все угодники Его? Kак не хотеть! Там по верному и непреложному Слову Божию живут во веки веков праведность и мир и радость во Святом Духе (Рим. 14, 17), там Бог, там духи блаженные, там люди праведные, а на земле — в продолжение не много более семидесяти лет только почти и видишь грехи, смятения и бедствия — везде. Если хочешь, то ты непременно должен поститься: так как плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия (1 Kор. 15, 50), потому что Царствие Божие не пища и питие (Рим. 14, 17) .
 
Нужен ли пост, как воздержание от беспорядочных мыслей и движений сердца и неодобрительных поступков? Если ты согласен, что Бог есть Законодатель твой и праведный Судия, Kоторый знает, как наказывать нарушителей Своих законов, если совесть твоя говорит тебе, что душа твоя не в своем чине нарушала не раз порядок нравственной жизни, выходила из повиновения законам Творца, то ты необходимо должен согласиться, что тебе надобно восстановить порядок твоей нравственной жизни, привести свои мысли в правильный строй из беспорядочного брожения туда и сюда, заставить сердце оторваться от недостойных предметов, к которым оно, по твоей невнимательности и оплошности, прильнуло так сильно, что забыло о первом предмете своей любви — Боге; вести себя так, чтобы твои поступки не стыдно было выставить и перед судом твоей совести и на суд людей и Божий. Ты знаешь, что мерзость Господу помысел неправедный (Притч. 15, 26), что Бог просит Себе твоего сердца, которое ты отдал на волю страстей, что не водворится у Него всякий лукавый (Пс. 5, 5) и нечистый. Если хочешь быть с Богом, если хочешь быть вечно благополучным, то ты должен согласиться, что тебе надобно попоститься душой своею, собрать свой ум, помышления исправить, мысли очистить, вместо рубища дел неправедных украсить себя драгоценной одеждой добрых дел. Телесный пост установлен для того, чтобы легче было поститься душе.
 
Для того, между прочим, и установлены Святой Церковью посты, чтобы христиане имели в них оружие против диавола и бесчисленных козней его.
 
Молитва и пост очищают, просвещают и укрепляют душу; напротив, без молитвы и поста душа наша — легкая добыча диавола, потому что не ограждена и не защищена от него. Пост и молитва — духовное оружие против диавола, потому и говорит Господь, что род бесовский исходит только молитвой и постом. Святая Церковь, зная силу этого духовного оружия, призывает нас на каждой седмице дважды к посту — в среду и пятницу, между прочим, в воспоминание страданий и смерти нашего Спасителя, и в году — многократно во все многодневные посты, а Великий пост соединяет с особенными умилительными покаянными молитвами. Пост и молитва имеют ту духовную выгоду, что, укрепляя наши души, укрепляют в нас самую веру, надежду и любовь и соединяют с Богом.
 
Время Четыредесятницы – время борьбы, подвигов против врагов невидимых, против всяких грехов и страстей, обладающих нами. Таково оно должно быть по смыслу Церкви. Четыредесятница установлена по подражанию нашему Спасителю, давшему нам во всем образ и пример, а Он во время поста был искушаем от диавола и победил его Словом Божиим.
 
Kто истинно постится, тот неизбежно должен терпеть скорбь плоти, упорную борьбу с нею духа и в довершение всего — козни диавола, действующего на нашу душу через разные помыслы, наводящие великую печаль, особенно тем, которые еще не тверды и несовершенны в христианской жизни.
 
У нас теперь Великий пост, продолжающийся сорок дней. Что такое этот Великий пост? Он есть драгоценный дар нам Спасителя нашего, Kоторый Сам постился сорок дней и ночей, не ел и не пил, дар поистине драгоценный для всех ищущих спасения, как умертвитель душевных страстей. Словом и примером Своим Господь узаконил его Своим последователям. И с какой любовью, какими божественными, благодатными силами служит Господь всем истинно постящимся! Он их просвещает, очищает, обновляет, укрепляет в борьбе со страстями и с невидимыми врагами, с начальствами и властями и миродержителями тьмы века сего; научает всякой добродетели и возводит к совершенству, к нетлению и горнему блаженству. Испытали и испытывают это на себе все истинно постящиеся. Пост с молитвой есть верное оружие против диавола и многострастной плоти. Пусть же никто не умничает, что не нужен пост.
 
Он (пост) усмиряет нашу грешную, прихотливую плоть, освобождает из-под ее тяжести душу, сообщая ей как бы крылья для свободного парения к небу, дает место действию благодати Божией. Kто постится свободно и правильно, тот знает, как душа бывает легка и светла во время поста; тогда легко идут в голову и мысли добрые, и сердце бывает чище, нежнее, сострадательнее, — мы ощущаем стремление к делам добрым; является сокрушение о грехах, душа начинает чувствовать гибельность своего положения и начинает сокрушаться о грехах. А когда мы не постимся, когда мысли в беспорядке, чувство не обуздано и воля позволяет себе все, тогда редко увидишь в человеке спасительную перемену, тогда он мертв по своей душе: все силы ее действуют по неверному направлению; главная цель действования — цель жизни — выпускается из виду; является множество частных целей, почти столько, сколько есть у каждого человека страстей или прихотей. В душе происходит странная работа, следствием которой бывает по видимости какое-то созидание: видишь материалы для построения, начало, середину и конец дела, а на самом деле концом всего выходит — ничто. Душа идет сама против себя, против собственного спасения всеми силами: и умом, и волей, и чувством. Kто постится по-христиански, разумно, свободно, тот по неложному обещанию Господа удостаивается воздаяния за свой подвиг от Отца Небесного. Отец твой, сказал Спаситель об истинном постнике, видящий тайное, воздаст тебе явно (Мф. 6, 4). А воздаяние это, без сомнения, всегда бывает щедрое, истинно отеческое, служащее к самой существенной нашей пользе.
 
Или считают грехом съесть, даже по немощи телесной, в постный день что-либо скоромное и без зазрения совести презирают или осуждают ближнего, например, знакомых, обижают или обманывают, обвешивают, обмеривают, предаются плотской нечистоте.

О лицемерие, лицемерие! О непонимание духа Христа, духа веры христианской! Не внутренней ли чистоты, не кротости ли и смирения требует от нас прежде всего Господь Бог наш? Не внутренние ли скляницы и блюда надо очистить, чтобы внешнее было чисто? Не в помощь ли внутренней добродетели дается наружный пост? Зачем же мы извращаем божественный порядок?
 
Святитель Феофан Затворник:

Пост в среду и пяток — достаточно. Прибавлять к сему еще что-либо не настоит нужды. Налегайте больше на упорядочение мыслей и чувств. Тело достаточно держать в воздержании.

Пощение детей, если здоровье не позволяет, не обязательно. Но очень жаль, что, привыкши с мальства, потом уж они не наладят на пост.

Еще поздравляю с началом поста душеспасительного. Великое благо — время сие. Бог чрез Св. Церковь благотворно учредил его для нас, немощных, не могущих и не умеющих добре постничествовать все время жизни своей, хотя сознаем, что она вся, ни мгновения не исключая, должна принадлежать Господу и обращена быть в славу Его. Это и по самому сотворению нас, а тем паче по искуплению, в коем мы имеемся купленными ценою бесценною, почему и не должны себе принадлежать, а купившему нас, Который в силу сего стал нашим Господином, законно требующим, чтоб мы Ему себя предавали и иных господ не накликали на себя, которым, по оплошности нашей, нет числа.

Се начались Приготовительные к посту недели и в самом начале — Сретение, которое очень знаменательно указывает, что желающие сретить Господа могут достигнуть сего не иначе, как постническими трудами, мытаревым смиренномудрием, искренним раскаянием по указанию блудного, памятию о Страшном Суде, плачем о падении во Адаме и о своих собственных грехах и воплями: «Помилуй мя, Боже, помилуй мя!»
Извольте стать в начале сего пути, просмотреть его весь вдаль... и затем положить, по мере сил своих, пройти его, как того желает Господь.

Поздравляю и вас с св. Четыредесятницею. Помоги вам, Господи, провести ее в добром здоровии и во спасение души. Можно дома поклонами отбывать все службы... а в субботу и в воскресенье сходить к обедне.

Можно и дома отмаливаться, не ходя в церковь. При говении хорошо понудить себя. А в прочие недели можно и дома молиться, на Преждеосвященные только ходить. И дома то читать последования, как положено, а то и одними поклонами можно отделываться.

...с преддверием поста!... Слышали: покаяния отверзи ми двери!... Всемилостивый Господь опять стоит у отверстых дверей Своих с распростертыми объятиями. Падем в объятия Его и восплачемся пред Господом, сотворшим нас и всячески спасение наше устрояющим Своими промыслительными о нас действиями.

Относительно пищи во время лечения: можно принимать ее по предписанию докторов, не в угодие плоти, а как пособие к скорейшему излечению, имея в виду по излечении построже относиться к сему делу, к пище т. е. Можно сию строгость соблюдать и при принятии скоромной пищи, именно принимать ее в меньшем количестве. Но хотя так можно, впрочем, которые воздерживаются и в посты держат постный стол, хотя слабый, лучше делают: что и вам советую... От операции отказались, и вышло лучше; лучше выйдет, если и здесь откажетесь, по страху Божию. Пища всякая полезна, лишь бы была не попорченная, а свежая и здоровая... Как старцы Божии живали более ста лет, питаясь одним хлебом и водою...

Воздержание от страстей — лучше всех медикаментов, и оно дает долгоденствие.

Не от одной пищи живот... или здоровье, но от Божия благословения, которое всегда осеняет предающего себя в волю Божию при подъятии тягот на пути исполнения заповедей Божиих.

Вы поздравляли меня с новым годом, а я вас поздравляю с постом. Слова разные, но дело одно: ибо кто совершит все, что делается во св. пост как должно, тот вступит воистину в новый год жизни. Вот сего-то и желаю вам. Вы, конечно, давно новы; но наша новость такова, что требует нередко поновления. Течем путем жизни среди ветошей, кои и под ногами, и по бокам, и спереди, и сзади, и сверху, и снизу, и извнутри, и извне охватывают нас и теснят, и очень трудно или и невозможно, чтобы какая из них не прилипла и не осталась на нас и в нас, как нельзя идущему по большой дороге не запылиться. Вот милостивый Господь и устроил нам пост, который есть, с одной стороны, смотр, или осмотр, где какие есть пылинки-ветоши, с другой — баня для омытия всего ветхого, невзрачного, грязноватого, чтобы, прошедши то и другое, мы являлись новенькими, чистенькими и Богу и людям приятными, как деревцо в весну, вновь покрывшееся листьями и цветами. Всего сего от души желаю вам.

Где же это нашли такой устав о посте? Где говорится о посте духовном, там не помянуто, что о телесном нечего хлопотать, можно и без него обойтись, и напоминается только, чтоб не ограничиваться постом телесным одним. Великий пост и Успенский значительны, но из этого нельзя заключить, что прочие посты можно превращать в не посты. Надо быть исправными в церковном уставе вполне, без оговорок.

Пост — не есть досыта, а немножко голодною себя оставлять, чтоб ни мысль, ни сердце не были отягчены.

Потрудившись постом, утешение себе даете. Это в порядке вещей. Только плотского утешенья поменьше, а больше духовного. И плотское одуховлять подобает благодарением, мерною мерностию и духовным осмыслением. Вы, кажется, так и делаете. В общем течении жизни вашей вы видите себя окруженною милостями Божиими паче других — и благодарите Господа. Добре! Благодарение сие есть укрепление обладания сими милостями. Переходите от радостного к ожиданию прискорбного — и тоже готовьтесь благодарить: ибо от Господа все ко благу нашему — вечному.

Род пищи в восстановлении сил — побочное дело... Главное — пища свежая (не порченная), воздух чистый... и больше всего спокойствие духа. Непокой духа и страсти портят кровь — и существенно вредят здоровью. Пост и вообще постническая жизнь — лучшее средство к хранению здоровья и процветанию его.

С постом! Помоги вам, Господи, провесть его душеспасительно. Не слишком налегайте. Сил недостанет послушание исполнять и правило совершать. Все в меру. На внутреннее больше обращайте внимание и построже разбирайте все, там бывающее, при свете слова Божия с отеческими указаниями. Малая кривость там большою угрожает бедою.

Нигде не писано без особой нужды брать на себя слишком большой пост. Пост — внешнее дело. Его надо предпринимать по требованию внутренней жизни. Для вас какая нужда в таком чрезмерном пощении? И так понемногу кушаете. Ту меру, которую установили уже, можно бы и в пост держать. И то у вас постоянно великий пост. А тут еще целые дни проводить без пищи?! Можно бы и это, в ту неделю, когда готовились причащаться Св. Таин. Весь-то пост так себя томить для чего? И положили бы каждый день кушать понемногу. Мысль ваша всегда считала бы вас ядцею и пийцею, а теперь, верно, величает вас —  и бороться надо. Подчас прорвется и услаждение своим подвигом, а за это наказание Божие следует, обнаруживающееся обычно умалением теплоты и собранности. Ввиду сего зла пощение ваше не могу назвать добрым. Приведите его в меру. В текущую Пятидесятницу держите стол по уставу или применительно к нему. И на все последующее время облегчите пост. Вам такой совершенно не нужен. Мне вас очень жаль; но говорю так о посте не из жалости, а по уверенности, что вам от него пользы особенной нет, а самопрельщение близко — беда великая и превеликая!

Своеумная самочинница и упорная во всем поперечница! Ни в чем не хотите слушать. Ну, живите как хотите. Этот постишка ваш дрянной не приведет к добру. Вот уж и начатки самопрельщения есть, а вы того и не видите. Смотрите-ка, что вы пишите: “Я уж теперь не то, что прежде”. Это называется самомнением. Говорите далее: “А уж против поездки в Воронеж и Задонск хоть не говорите — не послушаю”. Это называется своеволие. Наконец о молитве, что “вам лучше так и так молиться”. Это означает следование своим вкусам. Из этих трех: своевкусия, своеволия и самомнения — слагается пагубный дух прелести. Он у вас в начатках; но если не постережетесь, и все будете действовать в том же чине — он вырастет и сгубит вас. А все виноват постишка! Торчит он у вас —  совсем не на месте.
Кто против поста? Пост — одно из первых дел монаха и христианина. Но против поста неумеренного нельзя не восставать. Этот пагубен. Только пустую молву возбуждает вне и тщеславие внутрь. Старицы ваши верно брюзжат: вот у нас подвижница-то, одну просфору кушает, огня не разводит. А вы-то еще сильней и сильней. Те по пустякам болтают, а у вас зарождают червя тщеславия и высокого о себе мнения: “Я уж теперь не то”. Язык ваш иногда говорит смиренные речи, а на сердце лежит, что уж высоко взошли и, чай, всех превзошли. Всегда так и бывает. Стань ударять на внешние подвиги, тотчас в гордыню духовную попадешь. А врагу-то и надодь. Ну, матушка, подбавь, подбавь. И матушка из всех сил! Думает, что Богу угождает, а на деле врага потешает и чирей тщеславия раздувает и расширяет. Пишу вам все сие несладкое ради опасности, в коей находитесь.
Осмотритесь и, пока время есть, поправьте дело.

Вам кажется, что я откормить вас хочу. Совсем нет. Хочу направить на умеренный пост, который бы держал вас в смиренных чувствах. А то вы не знать куда залетите. Об этом с кем хотите потолкуйте, все то же скажут. Покривить свое внутреннее неразумным внешним не долго, а опять его наладить как следует — не вдруг наладишь. Начнет у вас углубляться это дурное чувство, что вы уж не то, что прежде; станет умаляться теплота, умиление и сокрушение. Когда же охладеет сердце, тогда что? Сего опасайтесь. Путь смиренного, умеренного делания есть самый надежный.

Опять повторяю: кто против поста? Но пост посту розь, а другой хоть брось. Таков и есть ваш. И таким считаю его не ради его самого, а ради того, что он вводит вас в самомнение, каким исполнено было все ваше прошедшее письмо. Вот и нельзя не восставать на него как на причину такого опасного настроения духа. Само же пощение благословенно. Меньше есть да меньше спать — хорошее дело. Все же в меру надо. И к тому же душу должно ограждать глубоким смирением. Пиша так, как писал, имел в виду одно — возбудить в вас опасливость и зоркое смотрение за внушениями вражьими, с коими он умеет так искусно подходить, что и не заметишь. С тоненького помышления начнет и доведет до больших дел по роду своему. Смотрите же, Господа ради, позорче за собою. Господь да поможет вам глубже утвердиться в чувствах самоуничижения и смирения!

Со святым постом поздравляю. Благослови вас, Господи, провесть его душеспасительно. Да смотрите, здоровья не расстройте. He покормишь лошадку — не повезет. Конечно, надо желать, чтоб начатое вами никогда не изменялось и обратилось в закон жизни. Подвиги телесные тем сподручны нам, что тело ко всему может привыкнуть. Пока не привыкнет, кричит, а когда привыкнет, замолчит. Вот и предел трудов над телом. Тело — раба послушная, но надо его вышколить. Ну школьте, только в меру. Труд же над душою конца не имеет.

Относительно поста действуйте с полною свободою, применяя все к главной цели. Когда приутяжелить, когда приоблегчить можно, смотря по нужде. Пост не цель, а средство. Лучше не связывать себя в сем отношении неизменным постановлением, как бы узами: а когда так, когда иначе, только без льгот и саможаления, но и без жестокости, доводящей до изнеможения.

Вы все возитесь со своим пощением грошовым. Ну, делайте так, как задумали: только не считайте сего важным. Важно внимание к движениям сердца и очищение их покаянием всякую минуту. Сие паче творите. При сем Господа зреть и в памяти смертной быть — се важные дела!

О том, что пришлось прибавить нечто из пищи, не жалейте. Не должно привязываться даже к святым правилам, а держать себя в отношении к ним с полною свободою, распоряжаясь ими разумно. Не беда, если и еще что прибавите, только не в угоду плоти, а по нужде.

Но вот и пост: постимся, братие, постом приятным. Горе, когда пост ни нам, ни Богу не приятен. Коль немощны стали мы!.. А все оттого, что праведны... Грешник не станет себя жалеть и, когда восчувствует греховность — тогда держись, грешная плоть!

Как много толков о посте, как восстают на него и говорят: “Почему же пост и такой строгий, когда Господь Сам говорит, что не входящее в человека сквернит, но исходящее из сердца, и апостол учит: «не ядый ядущаго да не осуждает»* (*…кто не ест, не осуждай того, кто ест.) (Рим. 14, 3), и св. Златоуст в день св. Пасхи призывает к веселию всех, и постившихся, и не постившихся?».

...Бедный пост! Сколько он терпит укоров, наветов, гонений! Но вот все, по милости Божией, стоит. Да и как иначе-то? Подпора крепка! Господь постился, апостолы постились, и притом — не мало, но, как говорит о себе апостол Павел, «в пощениих многащи», и все святые Божии держали строгий пост, так что, если б дано было нам обозреть обители райские, мы не нашли бы там ни одного, кто бы чуждался поста. Так и следует. Нарушением поста потерян рай — подъятие строгого поста должно стоять в числе средств к возвращению потерянного рая.
Мать наша, Св. Церковь сердобольная, разве мачеха нам? Стала ли бы она налагать на нас такое бремя тяжкое и ненужное? А вот налагает! Верно, нельзя иначе. Покоримся же... Да и все, хотящие спастися, покоряются... Посмотрите вокруг. Мало-мальски у кого западет забота о душе — сейчас начинает поститься и, чем сильнее у него забота, тем строже он постится. Отчего бы это? — Оттого, что при посте успешнее идет дело и легче совладать с душою. Кто же отговаривается от поста, верно, тому не дорого спасение. Уж где чрево пишет законы, там бог — чрево. Кому бог — чрево, тот враг Креста Христова. Кто враг Креста, тот враг Христа, Спасителя нашего и Бога. Вы вот как вперед поступайте: когда кто станет восставать на какое-нибудь подвижническое установление Божие, начинайте его спрашивать, какое же принимает он кроме этого отвергаемого? Например, кто пост отвергает, спросите: “Ну, а в церковь нужно ли ходить? нужно ли домашнее держать молитвенное правило? нужно ли исповедаться?” и прочее... и уж наверно найдете, что он откажется от всего. И ясно будет вам, что не о посте у него толк, а о всякой вообще тесноте... Ему хочется жить широко... Ну и пусть живет! Только уже непременно прочитайте ему определение Суда Божия на широкий путь! Это долг всякого, ведующего сие определение! Ведь, когда все расспросите, окажется, что такого рода мудрец совсем другой будто веры. И скажите ему то; скажите, что у тебя, брат, другой бог, другие законы, другие надежды!.. А у нас Бог — Господь Иисус Христос постившийся, мать у нас — Св. Церковь, уставами требующая поста, споручники наши — св. апостолы, пастыри и учители вселенныя — все постники и законоположники поста! Так нам иначе нельзя. А ты себе иди своею дорогою. Не думаете ли вы убедить таких?.. Куда нам! Лоб у них медян и выя железна! Что вы с ними сделаете? Не думайте, что у них есть резоны какие основательные. Нет. У них только упорство сильно. Вот те кривотолкования, что вы слышали, верно, считаются у них высокими идеями. А посмотрите, что тут есть? Говорят: не входящее в уста сквернит... Кто против этого спорит? Разве постящиеся воздерживаются от пищи потому, что боятся оскверниться ею? Помилуй Бог! Никто так не думает. А это хитрецы мирские сплетают ложь, чтоб как-нибудь прикрыть себя благовидностию. Нарушающие пост сквернят себя, только не пищею, а нарушением заповеди Божией, непокоривостию и упорством. И те, кои постятся, а не хранят сердца своего чистым, не считаются чистыми. Надобно то и другое: и пост телесный, и пост душевный. Так в поучениях говорится, так и в Церкви поется. Кто не исполняет сего — не пост виноват! Зачем же от поста-то отказываться под сим предлогом? Спросить бы тех, кои не хотят поститься, хранят ли они свое сердце чистым? Дело невероятное! Если при посте и других подвигах едва-едва можно управляться с нашим любезным сердцем, то без поста — уж и говорить нечего. Помните, как один старец встретил молодого монаха, выходившего из харчевни и сказал ему: “Э, брат! не доброе дело сюда ходить!” Тот отвечал ему: “Поди! лишь бы сердце было чисто...” Тогда старец с изумлением сказал: “Сколько лет живу в пустыне и пощусь, и молюсь, и редко куда выхожу, но еще не приобрел чистого сердца; а ты, юный, ходя по харчевням, успел приобресть чистое сердце. Диво!” Вот то же надо сказать и всякому, отказывающемуся от поста! А то, что там дальше говорится: “не ядый ядущаго да не осуждает”, ни к чему не ведет. Ведь это наставление! Поставляя себя в число постящихся, поблагодарим за совет или напоминание. Но непостящийся чрез это не высвобождается от обязанности поститься и от ответственности за непощение. Кто осуждает непостящегося, тот грешит, но непостящийся чрез это не становится праведным. И не будем осуждать. Пусть всякий себе, как знает. А за правило или закон поста стоять надо и не давать вольникам коварно сплетать ложь. Наконец, снисхождение Златоуста к непостившимся означает только доброту его сердца и желание, чтоб в Светлое Христово Воскресенье все радовались и не было печального лица ни одного. Таково желание святого отца, а сбывается ли оно на деле — Бог весть! Говорите больному: будь здоров, будь здоров... Поздоровится ли ему от сего? То же и там. Всех приглашают радоваться, а все ли истинно радуются? Совесть-то куда девать?  Шум да гам не есть радость. Радость бывает на сердце, которое не всегда радуется при внешних увеселениях».

Помоги вам, Господи, провесть пост во спасение, поговеть и причаститься Св. Христовых Таин достодолжно. И собою займитесь, и дела приведите в порядок, и миром Божиим насладитесь — благодатию Господа Спасителя нашего, когда приискреннее сподобитесь принять Его в себя.

Святитель Лев Великий:

«После продолжительного праздника Пятидесятницы пост особенно необходим, чтобы подвигом его очистить нам мысли и соделаться достойными даров Святого Духа. За настоящим празднеством, которое Дух Святой освятил Своим сошествием, обыкновенно следует всенародный пост, благодетельно установленный для врачевания души и тела, и потому требующий, чтобы мы провождали его с должным благоволением. Ибо мы не сомневаемся, что после того, как апостолы исполнились обетованною свыше силой и Дух истины вселился в сердца их, между прочими тайнами небесного учения, по внушению Утешителя, преподано также учение и о духовном воздержании, чтобы сердца, очищаясь постом, делались способнейшими к принятию благодатных дарований... нельзя сражаться с предстоящими усилиями гонителей и яростными угрозами нечестивых в изнеженном теле и утучненной плоти, поскольку то, что услаждает нашего внешнего человека, разрушает внутреннего, и напротив, разумная душа тем больше очищается, чем больше умертвляется плоть».

Преп. Исаак Сирин:

Дух не покоряется [кресту], если прежде не покорится ему тело.

Преп. Ефрем Сирин:

Царствие Божие близко теперь ко всякому, кто служит Богу в правде; потому что настали дни чистого поста для того, кто действительно в чистоте постится.

Итак, возлюбленные, будем содержать пост сей с ревностию и с чистым сердцем; потому что он сладостен и приятен для провождающих дни сии свято. Сей святой пост употребим на брань с диаволом; потому что без поста и молитвы никто не может победить лукавого. Сей пост употребим, возлюбленные, чтобы просить и молить милосердия у Всеблагого и Милосердого, Который не отвергает просящего. Сей пост, возлюбленные, отверзает дверь небесную, потому что подъемлет нас с земли и возносит на высоту.

…С помощию сего святого поста человек возносится на небо и воспаряет в рай, если только постится в совершенной чистоте. Сим святым постом человек прославляет Бога, и всякому, кто ревностно соблюдает пост, отверзает Он дверь милосердия».

См. тж.:

Преп. Макарий Оптинский о посте

Преп. Амвросий Оптинский о посте

О посте. – Св. Игнатий (Брянчанинов). Аскетические опыты

Преподобный Ефрем Сирин. Слово о посте








Яндекс.Метрика