Сайт создан по благословению настоятеля храма Преображения Господня на Песках протоиерея Александра Турикова

Система Orphus







Православие


Православие – христианская вера, сохраняющая неповреждённой истину учения Иисуса Христа, так, как она запечатлена в Священном Писании и Священном Предании.

Православие исповедует Никео-Цареградский Символ веры и признаёт постановления семи Вселенских Соборов.

1. Православие
2. С какого времени существует понятие «Православие»?
3. Догматы. Каноны
4. Спасительность православной веры
5. Ересь губит душу
6. Что такое дух православия в душе человека?
7. Православие – душа культуры народа
8. Православная Церковь

1. Православие

Прот. Михаил Помазанский:

Православие - вера и богопочитание… истинное учение Христово, сохраняющееся в Церкви Христовой.

Слово Правосла́вие (от греческого «ортодоксиа»)  буквально означает «правильное суждение», «правильное учение» или «правильное сла́вление» Бога.

Митрополит Иерофей (Влахос) пишет:

Термин "православие" (греч. ортодоксиа) состоит из двух слов: правый, истинный (ортос) и слава (докса). Слово "докса" означает, с одной стороны, верование, учение, веру, а с другой - славословие. Эти значения тесно связаны между собой. Правильное учение о Боге включает правильное славословие Бога, ибо если Бог абстрактный, то и молитва этому Богу также будет абстрактной. Если же Бог личный, то и молитва принимает личностный характер. Бог открыл истинную веру, истинное учение. И мы говорим, что учение о Боге и обо всем, что связано со спасением личности, есть Откровение Бога, а не открытие человека.

Православие - это не только вероучение, но и особый образ жизни человека в Православной Церкви, преображающий в результате богообщения всю его жизнь и его душу.

Св. Игнатий (Брянчанинов) так отвечает на вопрос:

«что есть православие?

Православие есть истинное богопознание и богопочитание; православие есть поклонение Богу духом и истиною; православие есть прославление Бога истинным познанием Его и поклонением Ему; православие есть прославление Богом человека, истинного служителя Божия, дарованием Ему благодати Всесвятаго Духа. Дух есть слава христиан (Ин. 7, 39). Где нет Духа, там нет православия. …Православие — учение Святаго Духа, данное Богом человекам во спасение».

Профессор СПДА Глубоковский Н.Н.:

Православие … есть «правое исповедание» — ортодоксия — потому, что воспроизводит в себе весь разумеемый объект, само видит и другим показывает его в «правильном мнении» по всему предметному богатству и со всеми особенностями. … Оно почитает себя правым, или подлинным учением Христовым во всей первоначальности и неповрежденности… православие сохраняет и продолжает изначальное апостольское христианство по непосредственному и непрерывному преемству. В историческом течении христианства по вселенной это есть центральный поток, идущий от самого «источника воды живой» (Откр. 21, 6) и не уклоняющийся на всем своем протяжении до скончания мира.

Прот. Михаил Помазанский пишет о «силах и духовном богатстве Православия»:

«Высокое в молитве, глубокое в богомыслии, радостное в подвиге, чистое в радости, совершенное в нравственном учении, полное в способах хвалы Божией – Православие…»

2. С какого времени существует понятие «Православие»?


Прот. Михаил Помазанский:

«Итак, с какого времени существует слово «Православие?» «Вот вы сказали о древнем Православии: но ведь Православия до разделения Церквей не было?» - говорят вам.

«Напрасно вы так думаете», - отвечаете вы.

Как только обнаружилась в Церкви Христианской необходимость оберегать истину от возникших заблуждений, (а заблуждения возникли уже в апостольский век), появилось понятие «правого исповедания истины», как это мы слышим в литургической молитве, идущей от древней Церкви, о епископстве «право правящем слово истины» (2 Тим. 2:15). Кристаллизовалось это выражение в одно слово при тяжелых арианских волнениях в Церкви. Св. Афанасий Великий почти всю свою жизнь посвятил защите Православия от арианства. Св. Епифаний называет Афанасия Великого «отцом Православия». Исидор Севильский в книге «Начала» говорит: «Православный есть тот, кто право верует и сообразно с таким верованием правильно живет». Великие восточные Отцы Церкви 6-го века вообще постоянно пользуются этим наименованием; а св. Григорий Богослов употребляет его в сочетание слов, столь часто повторяемом в наши дни, именно: «страждущее Православие» (Слово 6-ое св. Григория Богослова).

После шестого вселенского собора, когда возникли споры об иконопочитании и, таким образом, о внешних формах богопочитания, понятие «Православия» расширились на весь круг христианского богословия и богослужения. До разделения Церквей «ортодоксия» - православие мыслилось необходимым признаком истинного христианства и на Востоке, и на Западе. Когда произошло отпадение Римской церкви от единства церковного, оба классические, скажем лучше - древне-церковные понятия: а) «православный» и б) «кафолический-вселенский» сохранились и на Востоке и на Западе; но при этом сохранились так, что одно стало доминировать здесь, а другое там; каждое стало своего рода знамением Церкви: на Востоке - «Православие» т.е. забота о сохранении - прежде всего - чистоты исповедания; на Западе «Вселенскость - католичество-кафоличность», как выражение идеи мирового распространения или веры в мировое призвание. Именование Церкви Христовой «кафолической» осталось, конечно, и на Востоке, как она именуется в Символе Веры (в славянском переводе - «соборную»), но здесь, на Востоке, это именование сохранило то место в ряду других необходимых признаков Церкви: «единой, святой, апостольской», какое получило на втором Вселенском соборе, т.е. не будучи выделяемо в особое, доминирующее над другими признаками положение.

Русский народ принял Православие, как истинное учение Христово, сохраняющееся в Церкви Христовой, представленной на земле четырьмя древними восточными Патриархатами.

… Как много волнений пережила Церковь, пока она установила ту целость христианского мировоззрения, которую мы теперь принимаем в готовом виде, как православное исповедание веры!

Какими потрясениями, жертвами сопровождался период догматических споров! Какими, наконец, потерями - потерями целых областей и народов, оставшихся в ересях и в расколе, оплатила Церковь отстаивание правды христианской и церковной!

Так на деле оправдала Церковь исповедание, на его хоругви начертанное: «Православие».

Это не значит, что Церковь равнодушна к земной кафоличности: к потере или сохранению в себе своих членов, или равнодушна к распространению Евангелия до концов вселенной, что она мало дорожит единством, что она не скорбит об отпадениях от единства, что она замыкается в себе, что она не стремится занять первое место, которое по праву ей принадлежит среди христианских исповеданий.

Но сама действительность, история потребовала от Церкви именно служения Православию: борьбы за христианскую истину. И в эту борьбу уходили духовные силы одного за другим поколений Церкви на Востоке в первом тысячелетии ее истории.

«Ищите прежде Царствия Божия и правды Его, и сия вся приложатся вам»…».

3. Догматы. Каноны

Таким образом, православное вероучение восходит к апостольским временам. В борьбе с ересями оно формулировалось о́росами (вероучительными определениями) Вселенских, а также некоторых Поместных Соборов. На Вселенских Соборах, противоставших еретическим учениям, святые отцы дали точные формулировки самых важных истин христианской веры – догматов. Святые отцы не давали на Соборах некоего нового учения, но лишь излагали, утверждали и проясняли истины веры, данные откровением Божиим в Священном Писании и Священном Предании.

Устройство Православной Церкви, ее законы определяются правилами святых апостолов, правилами святых отцев, правилами Соборов церковных, или канонами Церкви.

Преп. Амвросий Оптинский:

«Истинные же пастыри собирались на Соборы из любви к ближнему и для умиротворения истинных христиан, волнуемых смутами и ложным учением еретичествующих; во-вторых, для исследования и утверждения истины, по заповеди Самого Господа: «Испытайте писаний, яко вы мните в них имети живот вечный: и та суть свидетелствующая о Мне» (Ин. 5, 39). В-третьих, пастыри Церкви собирались по временам на Соборы для защищения истины и по обязанности своей, так как Господь наемниками называет тех пастырей, которые, видя еретиков, как волков, терзающих стадо Христово, не отгоняют их, а уклоняются от крепкого защищения своего стада (2, ч. 1, с. 78—79).

Брат ваш пишет: «догматы — это положения, ясно формулированные. Догматы выработались Вселенскими Соборами».

Догмат есть не положение человеческое, ясно формулированное, а истина Божественная о Боге, — истина, которую люди сами по себе никак не могли бы постигнуть, если бы она не открыта была Самим Богом. Истину можно исследовать, истину можно познавать, истину можно утверждать. А истину полагать нельзя. Да так люди добрые и не говорят (2, ч. 1, с. 77)».

Прот. Михаил Помазанский пишет о «значении канонов», правил, по которым живёт Церковь:

"Достаточно не удержать руль, слегка лишь изменить направление, - и тогда неизбежно следует уклонение от цели, сначала незаметное, а со временем все увеличивающееся. Поэтому, дорожа правильностью, нужно проверять себя. У мастеров - ремесленников существуют «правила», по которым они выравнивают теряющие должную форму предметы. Такие «правила», или правила, имеет и Церковь. По-гречески они называются «канонами» (канон - правило, образец: термин, употребляемый ап. Павлом в посланиях Гал. 6:16; Филип. 3:16). Устройство Церкви, ее законы определяются правилами св. Апостолов, правилами св. Отец, правилами Соборов церковных, или канонами Церкви.

…Если суждено быть когда-либо воссоединению Церквей, то на какой основе может оно состояться, как не на взаимном признании догматических и канонических положений, общих обеим Церквам Востока и Запада до начала разрыва? Церковь Православная, ничего не изменившая в своем догматическом исповедании и каноническом строе, в любой момент готова к принятию воссоединения на этой единственно возможной основе.

…Не спасительно и не нужно искать «новинок» в догматике, как это случается в наше время. Православному богомыслию чужда идея «развития догматов», оно не знает «закона догматического развития». Задача догматики нашего времени не в том, чтобы делать «открытия». Задача эта - та же, что и в прошлом, та же и всегда: приблизить нас к великим и сокровенным истинам веры, уяснить их нам и дать полную, стройную и строго правильную систему христианского учения".

4. Спасительность православной веры

Святые отцы утверждают, что исповедание истинной веры, Православия,  – это необходимое условие спасения человека, и поэтому нет спасения вне Православной Церкви.

Св. Игнатий Брянчанинов:

«Православие — учение Святаго Духа, данное Богом человекам во спасение. Где нет православия, там нет спасения. "Иже хощет спастися, прежде всех подобает ему держати кафолическую веру, ея же аще кто целы и непорочны не соблюдет, кроме всякого недоумения, во веки погибнет" [Символ святого Афанасия Великого, патриарха александрийского. Псалтирь с восследованием].

…Драгоценное сокровище — учение Святаго Духа! Оно преподано в Священном Писании и в Священном Предании Православной Церкви.

…Божественная Истина вочеловечилась, чтоб спасти Собою нас, погибших от принятия и усвоения убийственной лжи. «Аще вы пребудете во словеси Моем, вещает она, если вы примете Мое учение, и пребудете верными ему, воистинну ученицы Мои будете, и уразумеете Истину, и Истина свободит вы» (Ин. 8, 31-32). Пребыть верными учению Христову может только тот, кто с решительностью отвергнет, постоянно будет отвергать все учения, придуманные и придумываемые отверженными духами и человеками, враждебные учению Христову, учению Божию, наветующими целость и неприкосновенность его. В неприкосновенной целости хранится откровенное учение Божие единственно и исключительно в лоне православной Восточной Церкви».

Священномученик Киприан Карфагенский:

«Тот не может уже иметь отцом Бога, кто не имеет матерью Церковь.

Если рассмотреть веру тех, которые веруют вне Церкви, то окажется, что у всех еретиков совсем иная вера; даже, собственно говоря, у них одно изуверство, богохульство и прение, враждующее против святости и истины».

Св. Феофан Затворник:

«Надо тебе истину знать и веровать в нее: где ты ее возьмешь помимо Церкви, которая есть… столп и утверждение истины (1 Тим. 3, 15)? Надо тебе благодать приять: где ты обретешь ее, кроме Церкви, хранительницы таинств, без которых не подается благодать? Надо тебе руководство верное иметь, и в деле ведения, и в деле жизни; где ты его встретишь, помимо Церкви, в коей единой есть богоучрежденное и Богом поставляемое пастырство? Надо тебе с Господом Иисусом Христом сочетаться: где ты его сподобишься, если не в Церкви, коей Глава есть Христос Господь?»

Св. Иоанн Златоуст:

«Отдели солнечный луч от его начала – единство не допустит существовать отдельному свету; отломи ветвь от дерева – отломленная потеряет способность расти; разобщи ручей с его источником – разобщенный иссякнет. Равным образом Церковь, озаренная светом Господним, по всему миру распространяет лучи свои; но свет, разливающийся повсюду, один, и единство тела остается неразделенным. По всей земле распростирает она ветви свои, обремененные плодами; обильные потоки ее текут на далекое пространство; при всем том глава остается одна, одно начало, одна мать, богатая преуспеянием плодотворения».

Св. Григорий Синаит:

«Никто там не будет едино со Христом, или членом Христовым, не сделавшись здесь причастником благодати, и не возъимев через то в себе «образа разума и истины о Христе» (Рим. 2, 20)».

Священномученик Иларион (Троицкий):

«Вне Церкви и без Церкви невозможна христианская жизнь. Только в Церкви может жить, развиваться и спасаться человек, как и во всяком организме отдельные члены никогда не растут и не развиваются отдельно друг от друга, а всегда только в неразрывной связи со всем организмом. Без Церкви нет христианства; остается только христианское учение, которое само собой не может “обновити падшаго Адама”.

Отдельная личность, даже отдельная христианская община, постольку жива, поскольку она живет Христовой жизнью, поскольку она соединена со всей Вселенской Церковью. Обособиться, замкнуться в себе… это для личности или даже для поместной Церкви то же, что для луча отделиться от солнца, для ручья – от источника, для ветви – от ствола. Жизнь духовная может быть только при органической связи со Вселенской Церковью; порвется эта связь – непременно иссякнет и жизнь христианская».

Преподобный Варсонофий Оптинский:

«Иногда приходят ко мне сектанты: «Вот мы веруем во Христа и ищем Его, где Он?» – «Он, во-первых, на небе особенно проявляет славное Свое присутствие, а во-вторых, на земле в Церкви; вы находитесь в ней?» – «Нет, от Церкви мы отошли, но все-таки надеемся спастись». – «Ну, так суетна ваша надежда, вне Церкви спасение невозможно».

Преподобный Анатолий Оптинский (Потапов):

«Люди, находящиеся в Церкви Православной, направляются к Горнему Иерусалиму, т. е. к Царствию Небесному, верным путем: они плывут по житейскому морю в ладье, где Кормчий – Сам Христос; те же, которые вне Церкви, стремятся переплыть это море на одной доске, что, конечно, невозможно, и гибнут безвозвратно.

Если кто тебе скажет: «Ваша и наша вера от Бога», то ты, чадо, ответь так: «Кривовер! Или ты и Бога считаешь двоеверным?! Не слышишь, что говорит Писание: «Един Господь, едина вера, едино крещение»» (Еф. 4, 5)».

Св. праведный Иоанн Кронштадтский:

«Держись за Церковь – «столп и утверждение истины» (1 Тим. 3, 15) – и спасешься; вне ее погибнешь, потому что вне ее – лесть диавольская.

Спасение наше в Церкви, как в Ковчеге Ноя, и – нигде больше».

Архим. Рафаил (Карелин):

«Действительно, в царствие небесное нет входных билетов, включая диплом доктора богословия, однако есть некий таинственный знак христианина, наследника небесного царства, перед которым Херувим, стерегущий врата рая, опускает свой огненный меч. Этот знак - благодать Духа Святаго, которую человек стяжал в своей жизни; это Свет Христов, который отличает из всех званных на пир Агнца избранных. Принадлежность к Православной Церкви - это еще не спасение, а возможность спасения через стяжание благодати Духа Святаго. Это - учение, всегда присущее Церкви, это - мистика Православия, это - цель жизни человека, это - тайна, пророками которого в наше время были преподобный Серафим Саровский и праведный Иоанн Кронштадтский.

…В будущем веке откроется то, что мы стяжали здесь, на земле, иначе земная жизнь как период самоопределения была бы бессмысленна. …без возрождения благодатью Духа Святаго, пребывающей в Церкви, невозможно иметь богообщение - «внутреннего рая в своей душе». Впрочем, Господь воздаст каждому по делам его, поэтому за милосердие и доброту не лишит не принадлежащих к Православной Церкви неких утешений, но не даст им Себя Самого.

…спасение… процесс вечного богообщения и озарения Фаворским светом, которые делают душу человека храмом Божества. …без внутреннего рая человек не может войти во внешний рай, включиться в мистическое единство ангелов и святых. Царство небесное начинается в душе человека на земле и раскрывается в вечности. 

В проповеди св. Григория Богослова «На крещение» можно найти ответы о том, что будет с людьми, не знавшими Бога. Не все они будут в вечных муках, однако спасение для них, как единение с Богом, невозможно.

Мы имеем свидетельство самой высокой достоверности. Это слова Иисуса Христа, Самой Истины, Который сказал в беседе с Никодимом, что если кто не родится от воды и Духа, не может войти в царствие Божие (Ин. 3,5).

Те, кто находятся вне Церкви, могут получить за свои добрые дела награду от Бога, но не Самого Бога».

5. Ересь губит душу

Чтобы понять, почему святые отцы утверждают, что вне Православной Церкви невозможно спасение, надо разобраться в сущности такого явления, как ересь. Святоотеческое учение говорит, что ересь, являясь отклонением от Божественной истины и по сути хулой на Бога, развращает душу, лишает человека богообщения, а без Божественной благодати человеку невозможно спастись.

Св. Игнатий (Брянчанинов) учит, что суть любой ереси – богохульство, которое и лишает человека благодати:

"Падшие духи стараются прикрыть все грехи благовидною личиною, называемою в аскетических отеческих писаниях оправданиями [Преподобный авва Дорофей. Поучение о еже не составляти свой разум].

Делают они это с тою целью, чтоб человеки удобнее были обольщены, легче согласились на принятие греха. Точно так они поступают и с богохульством: стараются его прикрыть великолепным наименованием, пышным красноречием, возвышенною философиею. Страшное орудие в руках духов — ересь! Они погубили посредством ереси целые народы, похитив у них, незаметно для них, христианство, заменив христианство богохульным учением, украсив смертоносное учение наименованием очищенного, истинного, восстановленного христианства. Ересь есть грех, совершаемый преимущественно в уме. Грех этот, будучи принят умом, сообщается духу, разливается на тело, оскверняет самое тело наше, имеющее способность принимать освящение от общения с Божественною благодатью и способность оскверняться и заражаться общением с падшими духами. Грех этот малоприметен и малопонятен для не знающих с определенностью христианства и потому легко уловляет в свои сети простоту, неведение, равнодушное и поверхностное исповедание христианства. Уловлены были на время ересью преподобные Иоанникий Великий, Герасим Иорданский и некоторые другие угодники Божии. Если святые мужи, проводившие жизнь в исключительной заботе о спасении, не могли вдруг понять богохульства, прикрытого личиною, что сказать о тех, которые проводят жизнь в житейских попечениях, имеют о вере понятие недостаточное, самое недостаточное? Как узнать им смертоносную ересь, когда она предстанет им разукрашенной в личину мудрости, праведности и святости? Вот причина, по которой целые общества человеческие и целые народы легко склонились под иго ереси. По этой же причине очень затруднительно обращение из ереси к православию; гораздо затруднительнее, нежели из неверия и идолопоклонства. Ереси, подходящие ближе к безбожию, удобнее познаются и оставляются, нежели ереси, менее удалившиеся от православной веры, и потому более прикрытые. Римский император, равноапостольный, великий Константин писал письмо святому Александру, патриарху александрийскому, обличителю ересиарха Ария, увещевая его прекратить прения, нарушающие мир из-за пустых слов. Этими словами, которые названы пустыми, отвергалось Божество Господа Иисуса Христа, уничтожалось христианство [Флери. Церковная история. Том 1, кн. 10, гл. 42]. Так неведение и в святом муже, ревнителе благочестия, было обмануто недоступной для постижения его кознью ереси. Ересь, будучи грехом тяжким, грехом смертным, врачуется быстро и решительно как грех ума искренним, от всего сердца преданием ее анафеме. Святой Иоанн Лествичник сказал: "Святая соборная Церковь принимает еретиков, когда они искренно предадут анафеме свою ересь [Слово 15-е, гл. 49], и немедленно удостаивает их святых тайн, а впавших в блуд, хотя б они исповедали и оставили свой грех, повелевает по апостольским правилам, на многие годы отлучать от святых Тайн" [Лаодикийского Собора правило 6-е]. Впечатление, произведенное плотским грехом, остается в человеке и по исповеди греха, и по оставлении его; впечатление, произведенное ересью, немедленно уничтожается по отвержении ее.

Божественная Истина вочеловечилась, чтоб спасти Собою нас, погибших от принятия и усвоения убийственной лжи. «Аще вы пребудете во словеси Моем, вещает она, если вы примете Мое учение, и пребудете верными ему, воистинну ученицы Мои будете, и уразумеете Истину, и Истина свободит вы» [Ин. 8:31-32]. Пребыть верными учению Христову может только тот, кто с решительностью отвергнет, постоянно будет отвергать все учения, придуманные и придумываемые отверженными духами и человеками, враждебные учению Христову, учению Божию, наветующими целость и неприкосновенность его. В неприкосновенной целости хранится откровенное учение Божие единственно и исключительно в лоне православной Восточной Церкви".

Преп Амвросий Оптинский:

"Ересь есть уклонение от истины Божественной, а не от мнения большинства. Не большинству Господь поручил истину, сказав: не бойся, малое стадо: «яко благоизволи Отец ваш дати вам Царство» (Лк. 12, 32). Римская церковь численностью в несколько крат превосходит Церковь Православную, но, уклонившись от истины, она уклонилась в ересь... Истинная Церковь принимает все Писание, как Ветхое, так и Новое, во всем его объеме и полноте. Например, в одном месте Святого Евангелия Господь говорит: «егда же приидет Утешитель, Егоже Аз послю вам от Отца, Дух истины, Иже от Отца исходит, Той свидетельствует о Мне» (Ин. 15, 26). А в другом месте Евангелия сказано, что Господь, даруя святым Апостолам власть отпущать грехи, дуну и глагола им: «пришлите Дух Свят: имже отпустите грехи, отпустятся им: и имже держите, держатся» (Ин. 20, 22—23). Православная Церковь, принимая оба эти места, исповедует, что Дух Святый исходит от Отца и преподается верным чрез Сына. Римская же церковь, оставив втуне первое место Евангелия и слова Самого Господа и основавшись только на втором месте, утверждает, что Дух Святый исходит и от Сына, и чрез это в догмате о Святой Троице вводит два начала. Каковая несообразность обличается и чрез подобие солнца. От солнца рождается свет и исходят лучи. Никто не утверждает, что лучи исходят и от света солнечного, а только без света солнечного лучи не сияют. Также и Арий произвел злую ересь из двух мест евангельских, оставив втуне главное. У евангелиста Иоанна Господь, говоря о Своем равенстве с Отцем по Божеству, сказал: «Аз и Отец едино есма» (Ин. 10, 30). В другом же месте, говоря, что Он по человечеству менее Отца, сказал: «Отец Мой болий Мене есть» (Ин. 14, 28). Арий, избрав для утверждения своего мнения второе место и отвергнув первое, произвел зловредную ересь. Так и все еретики поступали, утверждая свое ложное вероучение местами Святого Писания по выбору: истинное же вероучение утверждается полнотою всего Святого Писания (2, ч. 1, с. 78).

Брат ваш говорит: «я считаю совершенно возможным человека, признающего все решительно догматы веры и вместе с тем очень далекого от духа христианства».

Правда, что иногда, к сожалению, так бывает. Только такие люди, если захотят исправить свою жизнь, очень удобно обретают путь спасения. Кто же имеет неправильные, сбивчивые и ложные понятия о вере и истине христианской, тому неудобно обрести спасение, когда бы и захотел. Кольми паче невозможно ему иметь духа христианского и Духа Христова. Из всех слов брата вашего видно, что он попал в секту индиферентистов, которые учат: веруй, как хочешь, а только имей любовь к ближнему. Индиферентисты думают утверждать свое мнение на учении [апостола] Иоанна Богослова. Но в его Посланиях сказано, что кроме Духа Христова есть дух лестчий и дух антихристов. Потому святой Иоанн и предостерегает, чтобы не веровать всякому духу, но испытывать духи, аще от Бога суть (1 Ин. 4, 1) (2, ч. 1, с. 79).

Вы пишете, что брат ваш кончил курс в Петербургском университете. Если бы кто стал уверять брата вашего, что не нужно учиться ни в гимназии, ни в университете, а только имей любовь к ближнему и получишь хорошую должность в окружном суде, или даже в судебной палате, поверил ли бы брат ваш этому? Подобно должно рассуждать и о том, что невозможно иметь Духа Христова тому, кто не имеет правильного и истинного ведения догматов веры христианской...

Господь... во Святом Евангелии глаголет: «аще кто преслушает Церковь, буди тебе яко язычник и мытарь» (Мф. 18, 17). Будет ли тому хорошо на Страшном Суде, кто явится там в числе язычников? Русскому православному человеку вернее и лучше рассуждать и действовать не по-немецки и не по иностранным обычаям, а согласно с правилами Православной Церкви. Апостол пишет: «Един Бог; едина вера» (Еф. 4, 5—6), т. е. как истинный Бог Один, так и истинное вероисповедание одно, начавшееся от Иерусалима, а не от Рима. Православная Церковь во всей вселенной едина — в Иерусалиме, в Антиохии, в Александрии, в Греции и в России (2, ч. 1, с. 86)».

6. Что такое дух православия в душе человека?

Прот. Михаил Помазанский:

«…от чего зависит дух Православия, как он создается? Есть ли он среднее из суммы многочисленных признаков православного исповедания, подобно тому, как говорят о духе города или страны, или он есть выражение идеи, лежащей в самой основе Православия? Иначе говоря, представляет ли само Православие сумму исторически накопленного духовного знания и опыта или, в своем существе, оно само есть идея - ряд идей, служащих для всей полноты Православия тем, чем корень служит для ствола и ветвей?

Уже само слово: «Православие» говорит об идее и называет ее. О какой идее?

…приведенная нами историческая справка о древнем употреблении этого термина и филология слова говорят, что этой идеей, прежде всего, является правда: искание правды и верность ей, охрана ее. «Познайте истину, и истина освободит вас». «Ищите прежде Царства Божия и правды Его, и сия вся приложатся вам».

Искание Истины и верность ей - вот основной признак Православия. И этот принцип истины в Церкви Православной, в ее истории, в ее деяниях всегда признавался (и был действительно) основным, решающим, кардинальным. «Не вселенскость, а истина». Ни опасения раскола церковного, ни авторитет иерархический, научный, богословский или какой-нибудь иной, ни давление государственной власти, даже авторитет собора - ничто не останавливало той стихи в Церкви, которая, как сильное морское течение, неудержимо стремилась всегда до конца к выяснению и торжеству христианской истины. Так это было в эпоху монофелитства, когда преп. Максим Исповедник не отказался от защиты православного учения, даже видя в числе своих противников трех патриархов и императора; так было и в столетний период иконоборчества».

Преп. Амвросий Оптинский:

«Брат ваш утверждает: «От догматов до духа христианского как до звезды небесной далеко».

Неправда. Когда воплотившийся Сын Божий ученикам Своим апостолам открыл догмат о Святой Троице, сказав: «шедше научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святого Духа» (Мф. 28, 19), то тут же с сим догматом соединил нераздельно и учение о духе христианском, говоря: «и учаще их блюсти вся, елика заповедах вам» (Мф. 28, 20). Всем здраво рассуждающим известно, что дух христианский и вместе Дух Христов заключается в соблюдении заповедей Христовых. А брат ваш измыслил какой-то иной дух христианский. Да как же это может быть дух христианский без Христа и без соблюдения учения Христова? Это какой то дух самоизмышленный и, так сказать, самодельный…

Прот. Михаил Помазанский описывает устроение души православного христианина:

"Русский язык хорошо выражает понятие «правды». «Правда» это во-первых, истина, в противоположность лжи, во-вторых, нравственный закон, справедливость, в противоположность обиде, бесправию. Но славянский язык выражает его еще лучше, еще полнее: к этим двум значениям он присоединяет новое значение: правда Божия - «оправдание» от Бога иначе говоря, любовь Божия, оправдание не в смысле судебном, а в значении неизреченной милующей любви Божией.

Правда - истина, как правое исповедание веры и как соответствие слов мыслям человека; правда нравственная, как соответствие поступков велениям христианской совести, и правда благодатная - отдание себя спасающей милости Божией - создают праведность как объединение всех «правд», т.е. то состояние христианской личности, когда человек сам становится «праведным». Кротость, чистота души, молитвенность, то, что выражено у Апостола в словах: «сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и непорочного духа» - вот тип православного христианина, как он дан не в умозрении и отвлеченном идеале, а в быту русского, принявшего Православие с Востока, верующего народа под характерным наименованием «праведника».

И с этим понятием также обычно соединено искание. Не одно «благочестие» и не просто «добродетельность» характеризуют праведника (добродетельных народ называет «хорошими людьми»): а «искание спасения во Христе», принятие на себя подвига, отказ от своего, отказ от благ жизни, пренебрежение своими правами, сопровождают то неустанное «алкание и жажду правды», за которыми открывается человеку зрение Царства Небесного; наконец, борьба за правду Христову, стояние за нее до конца, без компромиссов, без сделок с совестью.

Истинное Православие есть непрестанное движение вперед не только в целом, но в индивидуальном своем проявлении.

Прославление Бога.

«Православие»: если первая половина слова говорит о православии, правильности, правде, требуемых от христианина, то вторая зовет к славе Божией. «Слава Божия» - это вторая идея, заключенная в слове «Православие». Она внушает нам, что все стороны христианства: мировоззрение, отношение к людям, личное спасение - покрываются и объединяются главным, именно прославлением Бога.

Если «слава Божия», то, значит, богослужение, молитва лежит в центре православного внимания.

Но, конечно, слава Божия заключается не только в богослужении. «Прославляйте Бога в телах ваших и душах ваших, которые есть Божии». Это значит: нравственная жизнь, нравственная чистота есть не только условие богоугодной молитвы, но сама по себе она есть прославление Бога, богослужение.

Однако в основе Православия остается прославление богослужением молитвенным. И это потому, что православная молитва - богослужение церковное - объединяет все. Она - воздух Православия. Чтобы в этом убедиться, достаточно войти в содержание православного богослужения.

«Едите ли, или иное что делаете, все во славу Божию творите». «Все хорошо, и ничего не предосудительно, если принимается с благодарением, ибо освящается словом Божиим».

Растение растёт вверх. Идея органического роста нераздельна с духом Православия. Она выражается и в православном понимании спасения человека. В центре внимания христианина лежит не «удовлетворение правде Божией», не «усвоение заслуг», а возможность и необходимость личного духовного роста, достижение чистоты и святости».

7. Православие – душа культуры народа

Прот. Михаил Помазанский напоминает о том, что народ, просвещённый Православием, создаёт благодаря ему великую христианскую культуру:

«Православие впитало в себя благородные стороны высокой эллинской культуры, полученное в наследство Византией. Красноречие, высшие образцы которого мы имеем у святителей 4-го века христианства, философия и наука, особенно выразительно представленные в христианстве Востока Василием Великим и Оригеном, поэзия от времен Григория Богослова узором входящая в развивающееся восточное Богослужение, Константинопольская святая София - верх древнего архитектурного искусства, осмогласие Иоанна Дамаскина, иконописание Востока, фрески и мозаики константинопольских храмов - все это примеры высокой культуры восточного христианства. И лишь ночь ислама, залившего православный Восток на более чем тысячелетний период, остановила там, на Востоке, этот поток христианизации культуры.

Православие, как известно, было культурным двигателем и в нашей родной истории.

…И в то же время Церковь второго тысячелетия есть непрестанное движение вперед. Православие не статично, а динамично. О православном Востоке, пробывшем в плену у мусульманских народов более тысячи лет, трудно сейчас говорить. Но в славянских странах, вслед за рождением их в христианстве, эта динамика выразилась в создании церковно-славянского языка, в свободном сочетании христианства с народным характером, в обрядовых реформах, в развитии иконописного и церковного пения, в прославлении новых святых, в составлении новых молитв и песнопений, а главное - в силе духа, то глубоко в тайниках скрытого, то раскрывающегося в своем величии в соответствующие моменты жизни Церкви Христовой».


Иван Александрович Ильин пишет о значении христианства в русской культуре:

«Значение Православия в русской истории и культуре духовно-определяющее. Для того чтобы понять это и убедиться в этом, не надо быть самому православным; достаточно знать русскую историю и иметь духовную зоркость. Достаточно признать, что тысячелетняя история России творится людьми христианской веры; что Россия слагалась, крепла и развертывала свою духовную культуру именно в христианстве и что христианство она восприняла, исповедовала, созерцала и вводила в жизнь именно в акте Православия. Именно это было постигнуто и выговорено гением Пушкина. Вот его подлинные слова:

«Великий духовный и политический переворот нашей планеты есть христианство. В этой священной стихии исчез и обновился мир»».

8. Православная Церковь

Православная Церковь - основанное Христом общество людей, объединенных единым православным вероучением (догматами), богослужебной жизнью (таинствами, праздниками), святоотеческим наследием, канонами (церковными законами) и иерархией.

Церковь - небесно-земное общество, в котором верующие таинственным образом соединяются с Христом.

Прот. Михаил Помазанский:

«…Живое дерево непременно растет. Питаясь через корни, оно разветвляется вширь и образует вершину, гармонически располагающуюся, хотя оно и не имеет одного объединяющего пункта на своем верху. Таков и есть внешний строй Православной Церкви на земле. Такова и вся структура Православия: Церкви приходы; поместные Церкви; Патриархаты - ряд автокефальных Церквей.

Весь административный строй земной Церкви соответствует ее органическому росту: каждая ее ветвь, не отрываясь от ствола, растет в сторону от ствола. Так создаются взаимные отношения поместных Церквей…».

Православная Церковь едина, но, включая в себя верующих разных стран и национальностей по всему миру, для удобства управления состоит из 15 Поместных Автокефальных (т.е. самостоятельных) Православных Церквей: Константинопольская (Турция), Александрийская (Египет), Антиохийская (Сирия), Иерусалимская (Израиль, Палестина), Русская, Грузинская, Сербская, Румынская, Болгарская, Кипрская, Элладская (Греция), Албанская, Польская, Чешская и Словацкая, Американская.

Административные границы поместных Церквей, как правило, совпадают с государственными. Во главе каждой автокефальной церкви стоит её Предстоятель в сане Патриарха, Митрополита или Архиепископа. Предстоятелю подчиняются священнослужители и миряне.

Внешние стороны жизни Поместных Православных Церквей (молитвы, быт, обряды, облачения и пр.) могут заметно отличаться друг от друга, поэтому главным критерием единства является исповедание православной веры (Никео-Цареградский символ веры), т. е. догматическое единство и, как следствие его, совместное причащение - евхаристическое единство.



См. тж.: Церковь. Догматическое богословие. Свиток «История Церкви. Вселенские Соборы»

О Православии. - Святитель Игнатий (Брянчанинов). Аскетическая проповедь. Слово в первую неделю Великого поста

Протопресвитер Михаил Помазанский. Мысли о Православии

Преп. Амвросий Оптинский о Православии

Св. Феофан Затворник. Православие и наука

Житие святого отца нашего Афанасия, архиепископа Александрийского

Святые отцы наши Александр, Иоанн и Павел, патриархи Константинопольские

Житие святого отца нашего Кирилла, архиепископа Александрийского

Житие преподобного отца нашего Иоанна Дамаскина

Житие преп. Максима Исповедника

Краткие сведения о Вселенских Соборах. - Протоиерей Серафим Слободской. Закон Божий

История христианской Церкви

Архиепископ Аверкий (Таушев). Вселенские соборы

Священник Сергий Мансуров. Очерки из истории Церкви

Воспоминание святого Третьего Вселенского Собора в Ефесе

Воспоминание Седьмого Вселенского Собора

Преподобный Иустин (Попович). Христианство по учению преподобного Макария Египетского

Православие. - Письма архимандрита Иоанна (Крестьянкина)

Послание Патриархов Восточно-Кафолической Церкви о Православной вере (1723г.)

Православное исповедание веры Кафолической и Апостольской Церкви Восточной. Митрополит Петр (Могила)

Св. Тихон Задонский. О чести и благородстве истинных христиан

Святитель Иоанн Златоуст о том, что вразумление «словом и делом, и кротостью и силой» – это «забота о спасении наших братьев»



При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна





Яндекс.Метрика